Волна революции захлеснула мир

Волна революции захлеснула мир

Всплеск массовых уличных протестов по всему миру, от Чили и Гонконга до Ливана и Барселоны, заставляет политологов искать в этих беспорядках общие знаменатели и причины. Мы вступаем в новую эру глобальной революции?

Протесты в каждой отдельно взятой стране узко специфические и отличаются в деталях. Но недавние потрясения, похоже, имеют один общий ключевой фактор: молодежь. В большинстве случаев именно молодые люди находятся в первых рядах призывов к переменам. В частности народное восстание, которое неожиданно сместило в этом году суданский режим, носило по существу поколенческий характер.

В каком-то смысле это неудивительно. Еще в 1805-м году Уильям Вордсворт в «Прелюдии» обратил внимание на вечную привлекательность восстания для молодежи. К слову, на момент взятия Бастилии в 1789-м году, самому аплодирующему революционерам Вордсворту было 19 лет.

Тем не менее, в то время как молодые люди в любую эпоху предрасположены к разрушению сложившегося порядка, крайние демографические, социальные и политические дисбалансы усиливают современное давление. Как будто беспрецедентные экологические травмы, испытываемые природным миром, сопровождаются такими же исключительными стрессами в человеческом обществе.

Молодых людей сегодня больше, чем когда-либо прежде. Около 41% населения мира, насчитывающего 7,7 миллиардов, составляют люди в возрасте менее 24 лет. И это усредненная статистика по планете, поскольку в Африке, где проживает 65% людей в мире, 41% – это люди моложе 15 лет. В Азии и Латинской Америке людей, моложе 15-ти лет по 25%. При этом в развитых странах дисбаланс отклоняется в обратную сторону – моложе 15 лет только 16% европейцев, причем в Германии 42% детей в возрасте до 6-ти лет – дети мигрантов.

Большинство из этих молодых людей достигли или достигнут зрелости в мире, пострадавшем от финансового краха 2008 года. Рецессия, застой или падение уровня жизни, а также программы жесткой экономии, разработанные на высоком уровне, сформировали их жизненный опыт. В результате многие нынешние протесты коренятся в общих претензиях по поводу экономического неравенства и рабочих мест.

В Тунисе, где родилась неудавшаяся арабская весна 2011 года, а совсем недавно в соседнем Алжире, уличные протесты были вызваны безработными молодыми людьми и студентами, которые были недовольны ростом цен и налогов, а так же нарушением обещаний реформ. Чили и Ирак столкнулись сейчас с аналогичными потрясениями.

Этот глобальный феномен невозможности реализации юношеских устремлений порождает политические бомбы замедленного действия. Каждый месяц в Индии миллиону людей исполняется 18 лет, и они могут зарегистрироваться для голосования, которое ничего не решает. Около 27 миллионов молодых людей на Ближнем Востоке и в Северной Африке достигнут трудоспособного возраста в течение следующих пяти лет, но работы для них уже сейчас нет. Поэтому любое правительство, избранное или нет, которое не сможет обеспечить этой массе рабочие места, достойную заработную плату и жилье, столкнется с очень большими проблемами.

Помимо всего прочего, у молодых поколений есть что-то еще, чего не хватало их старшим предшественникам: благодаря развитию технологий коммуникаций молодежь связана между собой.

Кроме того, все эти молодые люди имеют немыслимый по сравнению с прошлым доступ к информации, которая раньше собиралась годами в системе высшего образования. Поэтому эти молодые люди гораздо лучше их сверстников в прошлом обо всем осведомлены и они мало связаны с навязываемой отовсюду религией и политикой.

Наконец, и что самое главное – благодаря интернету они могут видеть весь мир, поэтому их ожидания от жизни значительно выше.

Политические волнения, вызванные такой быстрой социальной эволюцией, происходят повсюду. Ливанская «революция WhatsApp» – прекрасный тому пример. И только некоторые протесты, такие как в Гонконге и Каталонии, с самого начала носят явно политический характер.

Однако совсем не политика лежит в их основе. Молодые гонконгцы первыми сталкиваются с дефицитом рабочих мест и высокой арендной платой за жилье. То есть их недовольство растет по себе, но они не имеют шансов его проявить, приняв авторитарный режим Китая, поэтому против Китая они и протестуют.

И в этом море нарастающего протеста общим фактором всех клептократий и тиранических режимов является возросшая готовность правящих классов и олигархата применять силу для подавления угроз своей власти. При этом насилие со стороны протестующих клептократами немедленно осуждается и все свои репрессии они называют “борьбой с терроризмом”.

Однако борьба борьбой, но процент подрастающего поколения вы видели. Поэтому очень возможно, что вскоре когда-нибудь эти протесты сольются в объединенный глобальный бунт против несправедливости, неравенства, разрушения окружающей среды и гнетущих сил.