Российские порты оказались на грани транспортного коллапса из-за попыток наладить импорт из Азии

В порту Астрахани, куда через Каспий сейчас приходят суда с импортными грузами из Индии, большие заторы, суда выгружаются по 2-3 недели из-за загруженности портовой инфраструктуры и нехватки рабочих, рассказали VPost представители логистических компаний. Соответственно, в иранском Анзали, где должны загружаться суда, нет порожних контейнеров и контейнеровозов: все они ждут разгрузки в Астрахани. И все тут же загружают углем, которая Россия продает Индии со скидкой 70% от общей цены.

Через Новороссийск, а потом по российской железной дороге грузы из Индии едут быстрее, чем через Астрахань, но все равно доставка до Москвы занимает 30-35 дней, утверждают собеседники VPost.

Во Владивостоке проблемы начались в октябре, а сейчас уже переросли в настоящий коллапс без каких-либо признаков улучшения. С момента выхода судна до порта проходит 10-15 дней, но многие суда стоят на рейде в ожидании разгрузки по 10-25 дней, хотя еще в сентябре тратили на это в среднем по 5-7 дней.

Тем временем, в РФ заканчивается самый часто покупаемый препарат для терапии ВИЧ «Эвиплер». Некоторые врачи объясняют перебои введением санкций со стороны западных стран. Однако движение «Пациентский контроль» называет другую причину: высокую цену, установленную производителем. Тем времен Минздрав значительно сократил закупки зарубежных препаратов для лечения ВИЧ.

«Пациентский контроль» — это движение людей, живущих с ВИЧ и другими заболеваниями.

С начала года на сайт «перебои» (на нем оставляют сообщения о перебоях с лекарствами) поступили сообщения из 12 регионов о нехватке препарата. Самая непростая ситуация сложилась в Тверской области, Коми и Крыму, сказали активисты.

«Кому-то из пациентов выдают препарат на месяц, предупреждая, что в следующий раз, скорее всего, придется менять терапию полностью, — говорят активисты.

О катастрофических последствиях сохранения дисбаланса между угольными и контейнерными перевозками на востоке предупреждает президент Центра стратегических разработок (ЦСР) Владислав Онищенко

По его расчетам 47% машинного оборудования российских предприятий импортируется, а в производстве автотранспортных средств и лекарственных препаратов доля составляет половину. Один контейнерный поезд везет продукции с добавленной стоимостью в 4 раза больше, чем угольный. А с точки зрения сбора налогов — в 5,5 раз больше. На одного условного шахтера, занятого на добыче угля, приходится 20-30 занятых на производствах, которые используют продукцию, завозимую в контейнерах (автомобилестроение, деревообработка, потребительский сектор, радиоэлектроника).