Жертва изнасилованная в Уфе была не против попробовать секса

Жертва изнасилованная в Уфе была не против попробовать секса

В Уфе продолжается расследование громкого скандала в башкирской полиции. С каждым днем по крупицам удается воссоздать картину происшедших событий. На данный момент уже точно установлено несколько ключевых фактов: 1) девушка действительно пришла на застолье к полицейским по собственному желанию; 2) начальники действовали против желания дознавателя, применили грубость, групповое изнасилование было.

Пришла вместе с подругой

Связь между 51-летним Эдуардом Матвеевым, 50-летним Салаватом Галиевым и 34-летним Павлом Яромчуком найти не сложно. В разное время они работали вместе и, видимо, с тех пор сохранили теплые дружеские отношения. Совместный вечер за распитием спиртных напитков для них был обычным явлением, но получалось это в последнее время не часто.

Место было выбрано не случайно. Дело в том, что управление по вопросам миграции, начальником которого являлся Яромчук, не предполагает наличие дежурных и вообще каких-либо сотрудников ночью. Дежурных нет даже днем. Более того, рядом со зданием нет многоквартирных жилых домов, да и сама эта часть улицы Октябрьской революции в темное время суток пустынна. Это снимает главный вопрос скептиков о том, почему никто не слышал криков, если действительно произошло изнасилование. Если они и были, их бы попросту никто и не услышал. В здании управления сразу после окончания рабочего дня никого не остается. Задерживается только начальник, и в этот день он решил позвать к себе в гости своих старших коллег.

Здание где насиловали Яну Сагитову в Уфе

В этом здании нет дежурных

здании, где все произошло, нет дежурныхЧтобы вечер был еще веселее, офицеры решил разбавить компанию и пригласить девушек. За организацию этой части застолья также взялся Яромчук. С 23-летней Гузель (имя изменено), работающей в отделе МВД по Уфимскому району дознавателем, он уже был знаком ранее. И знаком достаточно близко, так как следователи установили, что половый акт между ними был не в первый раз.

Девушка решила пойти на вечеринку не одна и уговорила свою подругу. Было ли это решение ее личным или же попросили полицейские остается тайной. Известно, что вторая девушка вопреки появившейся ранее информации все-таки не работает в структурах МВД. Она просто подруга, которая согласилась пойти к мужчинам и весело провести время. В настоящий момент она проходит по делу как свидетельница.

С подругой разругалась, от мужчин отбивалась

Таким образом, обе девушки были на вечеринке с самого начала. Они вместе с полицейскими распивали спиртные напитки в пустом здании, общались и веселились. В какой-то момент Гузель заметила, что ее подруга флиртует с Яромчуком. Молодая девушка, которая считала этого мужчину своим, под градусом алкоголя не выдержала и накинулась на соперницу. Сначала словесно, а затем и с кулаками. Обстановка накалилась, девушек развели полицейские. После очередной словесной перепалки подруга решила, что с нее достаточно и покинула место пьянки, отправившись домой. Вот именно таким образом потерпевшая осталась одна сразу с тремя мужчинами.

Что было дальше, описывать в подробностях не этично. По версии следователей, Яна не была против секса, но обезумившие начальники набросились на нее все сразу. В какой-то момент вечера девушка от большого количества выпитого алкоголя задремала, и тогда полицейские приступили к своему черному делу. Это было грубо и происходило с применением физической силы. Факт группового изнасилования установлен. По результатам ДНК-экспертизы были найдены следы биоматериала, принадлежащие Яромчуку. Также на теле девушки имеются множественные раны и ссадины.

Павел Яромчук

Павел Яромчук и ранее имел сексуальные контакты с потерпевшей

Отец потерпевшей не хотел огласки

Изнасилование продолжалось на протяжении нескольких часов. К 23:00 Яромчук уже был дома, что и подтверждает его жена. Все фигуранты дела также разъехались по домам и думали, что все происшедшее им сойдет с рук, так как девушка испугается и попросту никому ничего не скажет.

Однако Яна все-таки решилась, нашла в себе силы и пошла утром 30 октября писать заявление. Как стало известно, ее отец Ирек Сагитов, заместитель начальника Росгвардии Башкирии, впал в настоящий шок после того, как узнал о случившемся. Пользуясь своими связями, он попытался, чтобы информация не просочилась в СМИ, однако было уже слишком поздно. Как рассказывают его коллеги, сейчас он находится чуть ли не в предынфарктном состоянии и тяжело переживает всю историю. Именно он в свое время настоял, чтобы его дочь от первого брака поступила в школу МВД и пошла по его стопам.

Ирек Сагитов

Яна со своим отцом на вручении диплома

После широкой огласки у теперь уже экс-начальников нет ни единого шанса, что дело замнут. Всех троих уже с позором уволили из органов и заключили под стражу на два месяца. Из-за общественного резонанса приговор ожидается самым суровым – каждому из подозреваемых грозит до 10 лет заключения.

Тем временем, Башкирия начала бороться с пьянством среди личного состава МВД

– Михаил Петрович, почему вы так считаете?

– Местное УСБ (управление собственной безопасности – Авт.) должно было министру докладывать про пьянство начальников на работе. Это наверняка носило регулярный характер, была система и не только в этом подразделении. Естественно, все знали — кто с кем пьет. Пока не произошло это групповое изнасилование, никто не чесался. В регионах за пьянство можно половину личного состава уволить. Сейчас-то, конечно, начнутся массовые проверки.

– Есть информация, что в Москве тоже бывали изнасилования в ОМВД, при похожих обстоятельствах…

– Раньше такое бывало, действительно. Женщины в погонах были беззащитны перед пьяными начальниками, боялись заявить о случаях домогательств или насилия. А теперь есть наш профсоюз, поэтому чуть что — пострадавшие дамы сразу бегут к нам.

– А как в столичных ОМВД сейчас обстоит дело с алкоголем?

– В Москве на 90% искоренили эту проблему благодаря жесткой позиции министра МВД Колокольцева. Сотрудники со страшной силой боятся пить на рабочих местах. Только какой-нибудь начальник напьется, мне звонят его подчиненные, а я сразу сигнализирую в Главк. В отдел приезжает комиссия. Находят-не находят — это второй вопрос. Но начальник после этого становится шелковым и не пьет год как минимум — он же не знает, кто его слил-то. В Москве как прописную истину все выучили — напился в кабинете, значит, свободен от службы.

– Близится день полиции, который сотрудники наверняка захотят отметить…

– С учетом уфимской истории, вероятно, некоторые полицейские теперь задумаются — стоит ли употреблять на работе…А раньше-то застолья, например, в московских ОМВД были веселые.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

*