Запад в поиске правильных партнёров

Запад в поиске правильных партнёров

Год под председательством США в «Большой семерке» (G7) больше походит, как считают в авторы статьи, на мыльную оперу. И вот как они её описывают:

В последней серии главная звезда сериала, президент Дональд Трамп, изначально планировал принять коллег, лидеров различных государств, в своей загородной резиденции в Кэмп-Дэвиде 10-12 июня, но решил отложить саммит по меньшей мере до сентября после того, как немецкий канцлер Ангела Меркель, которую авторы статьи определили как актрису, исполняющую главную роль, ясно дала понять, что не готова лететь в Америку во время пандемии.

Кроме того, авторы язвительно замечают, что Мистер Трамп, как они его называют, заявил, что не прочь дополнить актерский состав лидерами Австралии, Индии, России и Южной Кореи, аргументируя эту инициативу тем, что он не уверен в том, что нынешний «совсем уже устаревший» состав стран «должным образом представляет себе то, что действительно происходит сейчас в мире». А это, как считает «Экономист», добавляет еще большего драматизма в сюжет на ближайшие месяцы.

Авторы статьи напоминают, что в одном из первых эпизодов этого американского сериала Мистер Трамп шокировал зрителей, анонсировав намерение провести саммит в одном из принадлежащих ему гольф клубов, что вызвало негативную реакцию обеих партий и полностью пресекло развитие этой сюжетной линии. В марте Мистер Трамп модерировал видеоконференцию лидеров «Группы семи», за что его позже понукал французский актер второго плана, Эммануэль Макрон, весьма обеспокоенный недостатком осуществляемой совместно борьбы западных лидеров с кризисом covid-19. В том же месяце фарсом закончилась онлайн встреча министров иностранных дел «семерки». Министры не смогли выработать ни одно решение, потому что госсекретарь США, Майк Помпео, упорно настаивал на том, что все должно сводиться только к «Уханьскому вирусу».

«Экономист» предлагает внимательно рассмотреть противоречия, которые возникли на фоне предложенного Мистером Трампом расширения этого клуба. Трамп, замечают эксперты, уже давно пытается найти способ вернуть в «клуб» Россию, которая присоединилась к «семёрке» в 1998 году. Тогда же клуб превратился в «Большую восьмёрку». Однако Россия была лишена своего членства в 2014 году после так называемой аннексии Крыма. При этом некоторые другие члены «семёрки», включая Францию и Италию, тоже могут поддержать американское предложение, с досадой замечают авторы статьи. Они подчёркивают, что вот Великобритания и Канада уже заявили, что категорически против восстановления членства России. Джастин Трюдо, премьер-министр Канады, отметил, что, дескать, продолжающееся нарушение Россией международных правил означает то, что она должна оставаться за бортом.

Председатель саммита «Группы семи» обладает полномочиями приглашать гостей. В прошлом году, например, Мистер Макрон радушно встречал нескольких африканских лидеров наравне с премьер-министрами Австралии и Индии. Однако первого июня британское правительство ясно дало понять, что решение относительно вопросов членства G7 должно приниматься единогласно, а линия на блокирование Великобританией возможности принять Россию в «семёрку» остаётся неизменной.

«Экономист» откровенно признаётся, что Мистер Трамп прав относительно того, что G7 неплохо бы пересмотреть свою деятельность. Когда клуб только обретал общие черты в 1975 году — с шестью членами и присоединившейся год спустя Канадой — в нем было сосредоточено около 70% мировой экономики, что было довольно удобно для решения таких острых вопросов, как например, реагирование на нефтяные шоки. Сейчас клуб насчитывает около 40% мирового ВВП. С момента глобального финансового кризиса 2007-2009 годов он иногда остаётся в тени более расширенного формата встреч «Большой двадцатки».

Эксперты пытаются ответить на вопрос: в чем же тогда смысл? Складывается впечатление, что с приглашением четырех новых членов Мистер Трамп задумывает некий новый формат группы G11, а быть может, даже G12 — в случае присоединения еще и Бразилии, которая должна стать клубом, чья деятельность будет направлена на сдерживание Китая. Однако, по мнению британцев, теоретически возможное включение России, которую в Лондоне считают младшим партнёром Китая, дескать, скомпрометировало бы саму идею нового клуба. Майкл Фуилилов (Michael Fuililove), исполнительный директор австралийского экспертно-аналитического центра Института Лоуи (Lowy Institute) замечает, что если после реорганизации клуб должен стать ведущей рабочей группой мировой экономики, то Китай несомненно заслуживает быть туда включенным.

Возможно, новое объединение должно просто стать модернизированной версией того, чем стремилась быть «семерка» на протяжении всего периода своего существования, а именно влиятельной группой исповедующих одни и те же принципы демократий. Как считают британские эксперты, Австралия и Южная Корея, имея в своём арсенале впечатляющий опыт борьбы с пандемией, могут со всей уверенностью заявлять, что они завоевали себе место на мировой авансцене. И в завершении «Экономист» недвусмысленно приходит к выводу: проблема в том, что сейчас отнюдь не ясно, насколько эффективно сама Америка вписывается в этот клуб. При Дональде Трампе, особенно после спорного саммита в Канаде два года назад, когда он отозвал свою фамилию из списка подписантов заключительной резолюции, G7 больше напоминает формат 6+1. Вне всякого сомнения, считают в Лондоне, последующие эпизоды этого сериала будут еще более захватывающими.

Стоит добавить, что с появлением G20, самой представительной группы промышленно развитых стран, западная «семёрка» безвозвратно ушла в тень и уже не вызывает былого «трепета» у остального мира, который в последнее время очень изменился. А у России нет ни малейшего желания вступать в одну и ту же реку дважды.