Зачем Запад осваивает Земли Украины

Зачем Запад осваивает Земли Украины

Всего несколько месяцев тому назад подобный вопрос имел однозначный ответ. Речь шла об элементарном «освоении» украинского рынка земли транснациональными компаниями. Как известно, 75 процентов мировой торговли зерном контролируют четыре мультинациональных корпорации. Это ADM (Archer Daniels Midlands), США; Bunge, США; Cargill Cargill, все те же США и Dreyfus (Louis Dreyfus Company), Нидерланды — по первым буквам названия фирм их нередко называют ABCD или «Алфавитом».

Аргентинский писатель и публицист Мартин Капаррос (Martín Caparrós) в своей книге «Голод» отмечает, что «Алфавит» причастен к целому ряду преступлений — вырубке лесов, незаконному использованию химикатов в сельском хозяйстве, уклонению от уплаты налогов, рабскому и детскому труду.

Можно не сомневаться, что именно по настоянию этих хищников МВФ поставил условие: для дальнейшего получения кредитов Украина должна принять закон об отмене моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Давление на украинское руководство оказывалось и по линии Всемирного банка.

Заметный интерес к украинским землям проявляют и арабские государства, и агрохолдинги Юго-Восточной Азии. Присматривается к этим национальным богатствам и Китай. Во всяком случае, украинские СМИ активно муссируют подобные слухи.

И это неудивительно, ибо себестоимость производства зерна на украинских черноземах (а их в стране 28 млн гектаров из 42 млн га земель сельхозназначения), с учетом их плодородия и низкой оплаты труда крестьян, в четыре раза ниже, чем в среднем по Европе. А при такой земельной ренте прогнозируемая стоимость 1 га украинских земель (1100 долл.) где-то в восемь-десять раз меньше, чем в странах ЕС.

В покупке земли заинтересованы и местные олигархи. Они-то готовы вложиться в дело сугубо из спекулятивных интересов: скупить за бесценок огромные плодородные площади с последующей перепродажей по мере роста их рыночной стоимости. Подобной точки зрения придерживаются некоторые украинские экономисты.

Потенциальные западные и восточные покупатели украинских земель, привыкшие к некоему хищническому, но в какой-то мере «цивилизованному» капиталистическому рынку, слабо себе представляют, с кем связались, когда на Украине запахло большими, очень большими деньгами. Тиха украинская ночь, но сало лучше перепрятать…

И вот Верховная рада принимает закон о рынке земель сельхозназначения, где закрепляется длительный переходный период, вплоть до 1 января 2024 года.

Во-первых, очень сомнительно, что нынешняя Верховная рада сможет доработать до указанного срока. Во-вторых, как поведет себя ее новый состав, сегодня не сможет предсказать никто. К тому же и нынешние парламентарии, а тем более будущие, имеют возможность оспорить закон в Конституционном суде. Вопрос только в том, кто в необходимый момент будет контролировать Конституционный суд.

МВФ требует от Украины исправить выявленные «недочеты» в уже принятом законе. Но как бы там ни было, ситуация пока такова: земля еще не продается и деньги в обещанном количестве в страну не поступают.

Чем может закончиться эта своеобразная борьба нанайских мальчиков? Кто окажется кукловодом в конце этого танца-борьбы? Сегодня гадать не станем. Зеленскому недавно пришлось участвовать еще в одном подобном танце ― в борьбе между Трампом и демократами США. Ничем хорошим для него это не закончилось.

А с землей все может оказаться намного сложнее, потому что в мире случился COVID-19 и наступает невиданный экономический кризис, заставляющий пересмотреть всю мировую продовольственную систему эпохи глобализации.

Многие европейские, арабские и азиатские страны имеют низкую продовольственную безопасность. Но, как сказал Бертольд Брехт: «Голод просто так не возникает, его устраивают хлеботорговцы». И некоторые крупные сельскохозяйственные страны уже вводят или рассматривают возможность ограничения экспорта зерна и некоторых овощей. Так, их вывоз запретил Казахстан; от экспорта риса отказался один из основных его производителей ― Вьетнам; Турция стала придерживать экспорт лимонов.

В условиях разрастающегося международного кризиса из-за коронавируса, а далее возникающего в мире дефицита продуктов питания возможность запрета в перспективе экспорта пшеницы рассматривает наша страна ― основной ее поставщик на мировой рынок.

Согласно докладу Продовольственной программы ООН за прошлый год, число голодающих и недоедающих в мире третий год подряд растет. И эта статистика пока не учитывает последствий нынешнего кризиса. А ситуация заметно обострилась. И уже появились первые признаки наступления ожесточенной борьбы за продовольственные ресурсы в мире.

Когда в 2010 году как следствие экономического кризиса цены на зерно за несколько месяцев подскочили вдвое, более чем в 30 странах Африки, Азии и Ближнего Востока вспыхнули массовые беспорядки. В нынешних же условиях дефицит продовольствия уже начинает грозить и большинству европейских стран. Ведь условиями глобализации они ориентированы на импорт продовольственных товаров.

В Норвегии, например, производится лишь 40% продуктов ― в стране нет стратегических запасов продовольствия. По словам главы крупной сельскохозяйственной компании Ларса Фредрика, с 2003 года накопление запасов прекратилось. Сегодня страна в значительной степени зависит от импорта, причем как фуража для животноводства, так и продуктов питания для людей.

Схожая ситуация складывается и в Испании, Италии и других европейских странах, чью экономику ныне парализовал COVID-19.

Как сообщает The Guardian, люди, запертые на карантине в Италии, начинают уже бунтовать. У них заканчиваются терпение и, что особенно важно, деньги на еду. Сильнее всего напряжённость растет в беднейших южных регионах, где подходят к концу продукты питания. Люди стали бояться голода сильнее, чем нового вируса. Многие уже потеряли работу и обращаются в банки продовольствия за бесплатной едой.

На владельцев небольших продуктовых магазинов стали оказывать давление, требуя, чтобы они раздавали еду бесплатно. А в некоторых районах полиция патрулирует супермаркеты, чтобы остановить участившиеся кражи продуктов питания.

Кто имеет накопления, делают запасы продовольствия. Так что на полках продовольственных магазинов ряда европейских стран мало что остаётся, и нередко ныне они напоминают полки советских продовольственных магазинов конца 80-х ― начала 90-х годов прошлого века.

В период рецессии 2008–2009 годов правительства европейских стран при поддержке международных финансовых учреждений, ООН и других организаций смогли смягчать угрозу глобального дефицита продовольствия и повышения цен. А вот с кризисом 2020 года ЕС, похоже, справиться не сможет. Со всеми вытекающими отсюда социальными и политическими последствиями как для отдельных стран, так и для Евросоюза в целом.

Вспышка коронавируса и возникший дефицит продовольствия в ряде европейских стран показали, насколько для многих из них отсутствие продовольственной безопасности стало проблемой выживания.

Европейцы вдруг на себе остро ощутили, что означают сухие строки информации ООН о том, что 820 миллионов человек в мире (то есть каждый девятый житель планеты) не имеют достаточного количества еды. Из них 113 миллионов испытывают настолько серьёзный голод, что возникает непосредственная угроза их жизни.

Отчасти европейцы уже столкнулись с этой проблемой, когда в Европу хлынули толпы мигрантов из стран, где порезвились американцы со своей стратегией «управляемого хаоса» и «цветными революциями».

В то же время на Украине складывается, казалось бы, парадоксальная ситуация: у экономически и политически агонизирующей страны один из самых низких в мире уровней угрозы голода. Украинцы не имеют пока проблем с обеспечением людей продуктами питания. Заслуга в этом принадлежит отнюдь не государству, а огромному количеству подсобных хозяйств и небольших земельных наделов, которыми владеют не только сельские жители, но и многие горожане. Но и, разумеется, повышенная земельная рента ― иными словами плодородность украинских земель, особенно чернозема, позволяющая собирать хорошие урожаи даже с небольших участков земли.

Это тот самый чернозем, что пытался вывезти в Германию Адольф Гитлер, но, по счастью, мало что успел. Сегодня «недоработки» Гитлера пытается исправить Евросоюз и в целом коллективный Запад. И сама задача вроде бы несколько упростилась: не нужно вывозить чернозем на подводах, а достаточно скупить землю на месте, заставить «туземцев» обрабатывать ее за бесценок и вывозить полученный урожай для продажи на мировом рынке по все возрастающим из-за экономического кризиса мировым ценам.

Ясно, что не нужно быть особо проницательным экономистом, чтобы понять, что свободный рынок земли (если он в конце концов в полной мере утвердится на Украине) затронет и приусадебные участки, которые пока спасают население от голода.

Историческая память о голоде 30-х годов прошлого века прочно сохраняется в народе. Об этом позаботились американцы, развернув в стране активнейшую пропагандистскую антироссийскую кампанию через своего ставленника Виктора Ющенко. В то время, разумеется, никто на Западе не предполагал, как подобная антироссийская кампания на Украине может обернуться против интересов самого Запада в совсем недалекой перспективе.

Дирижером подобных кампаний, как всегда, выступают американские спецслужбы. Но они уже неоднократно доказали свою высокую эффективность в тактических мероприятиях, но полную беспомощность в вопросах стратегического мышления. Речь идет не только о развязывании кампании о «голодоморе» на Украине.

Янки очень «успешно» инициировали серию «цветных революций» по миру в рамках стратегии якобы «управляемого хаоса». Хаос породили, но управлять им не смогли. И вот, это ударило по стратегическим интересам самих США на Ближнем Востоке, в Азии, а теперь уже и в Европе.

А чего стоят игры с бактериологическим оружием по всему миру? Пентагон создал более 200 биологических станций. А какими последствиями их деятельность обернулась для мира и самих США в случае с COVID-19.

Если бы энергию и экономику США направить в мирное русло! Но, как говаривал М. Жванецкий, об этом можно только мечтать.

Никто же не мог предположить, что спустя десяток лет после ухода с политической арены Ющенко сам Запад может столкнуться с проблемой надвигающегося голода, а Украина с ее плодородными землями получит новое политическое, экономическое, а главное ― продовольственное значение. И в первую очередь для Европы.

Может показаться удивительным, что в новых политико-экономических реалиях противодействовать принятию закона о земле принялись лишь немногие оппозиционные партии Украины. Широкие же народные массы остались довольно индифферентными, поскольку для них речь шла о неких абстрактных землях, к каким простые люди не имеют прямого отношения.

Причина такого поведения довольно проста: граждане Украины еще не осознали последствий подобного решения украинских властей для себя лично. Это типично хуторская психология, свойственная далеко не только сельским жителям.

Ситуация коренным образом изменится, когда земельная реформа затронет непосредственные интересы каждого отдельного человека из народа ― их приусадебные участки. А это неизбежно произойдет, если закон о земле вступит-таки в силу.

Сегодня трудно спрогнозировать развитие ситуации с продовольствием в мире и на Украине. Пока ясно только одно: потребности в продовольствии в обозримом будущем будут лишь возрастать. И наложить лапу на украинские земли захотят многие. Да и просто будут вынуждены сделать это в условиях потенциальной угрозы голода в Европе и мире.

Нетрудно предсказать, как поведут себя простые украинцы, когда почувствуют реальные последствия покушений на свою продовольственную безопасность. Это мы уже неоднократно видели в истории.

Интересен вопрос, а как поведет себя в этой ситуации элита? Останется ли она все такой же продажной и коррумпированной, как в период принятия закона о земле? Готовой ради собственных барышей на забвение национальных интересов своей страны и своего народа? Или будет сметена этим же народом, который выдвинет в качестве своего лидера нового Богдана Хмельницкого?

Думается, что это покажет уже ближайшее будущее, поскольку украинские земли становятся слишком ценным материалом и для входящей в период голода Европы, и для коррумпированной украинской верхушки, и для самого украинского народа. Того народа, которого внешние и внутренние паразиты уже готовы поставить на грань физического вымирания…

Так что слово за украинским народом! И в трудную минуту Россия, как уже не раз случалось в истории, не откажет ему в помощи и поддержке.

Ну а с продажной элитой разберется сам народ. В этом можно не сомневаться, потому что земля, как говорили крестьяне перед Октябрьской революцией, она ничья, она Божия!

Те, кто не знает, что будет дальше, открывайте учебник истории, но обязательно советского периода. Хоть русский, хоть украинский.

Сергей Кузнецов