У Москвы все козыри в конфликте Нагорного Карабаха

У Москвы все козыри в конфликте Нагорного Карабаха

Россия Путина и Турция Эрдогана оценивающе поглядывают друг на друга на Кавказе, третьем потенциальном фронте после Сирии и Ливии.

Возникший после распада СССР замороженный конфликт армян и азербайджанцев вокруг Нагорного Карабаха резко «оттаял» 27 сентября. В самых ожесточенных за последние два десятилетия вооруженных столкновениях погибли десятки людей, в том числе множество мирных жителей. Кроме того, на их фоне обостряется соперничество Москвы и Анкары, которая поддерживает Азербайджан современным оружием и, возможно, наемниками.

Давние корни конфликта

За три десятилетия этот маленький горный регион площадью в 4 400 км2 и с населением в 150 000 человек (по большей части армяне христианского вероисповедания) почти не знал мира. После распада СССР в 1991 году Нагорный Карабах провозгласил свою независимость от мусульманского Азербайджана, назвав себя «Республика Арцах». Как бы то ни было, этот шаг не был признан международным сообществом, и Баку до сих пор категорически выступает против него. Бои азербайджанцев (они стремились вернуть Нагорный Карабах) и армян (они оказывали экономическую и военную поддержку сепаратистам) унесли 30 000 жизней с 1988 по 1994 годы. Вспышки насилия эпизодически возникали и после заключения перемирия в 1994 году. В 2016 году в столкновениях погибли около 100 человек с обеих сторон. На этот раз о масштабах эскалации насилия говорит обстрел Степанакерта (столица Карабаха) и применение военных дронов, которые демонстрируются в видеопропаганде.

Речь идет о застарелом конфликте, который уходит корнями в начало ХХ века. Для укрепления большевистской власти на Кавказе Сталин присоединил Нагорный Карабах с его армянским населением с Азербайджанской ССР. То же самое коснулось Нахичевани, азербайджанского анклава на армянской территории. «В течение 70 лет армянское население Нагорного Карабаха подвергалось дискриминации по отношению к азербайджанцам», — говорит представитель Арцаха во Франции Ованес Геворкян. Советская власть была глуха к неоднократным просьбам Нагорного Карабаха о выходе из состава Азербайджана. В 1988 году на волне обещанных перестройкой реформ и свободы карабахские армяне вышли на улицы. Некоторое время спустя 500 000 проживавших в Азербайджане армян стали жертвами погромов и были вынуждены уехать. Эти раны до сих пор не зажили, как и обоюдная ненависть. Все это питает забытую войну, которая становится частью «большой игры» держав, в частности Турции и России.

Почему именно сейчас?

«Армяне заинтересованы в статус-кво, а не этих вспышках насилия. В то же время Азербайджан и клановый режим президента Ильхама Алиева хотят с помощью начатого 27 сентября наступления на Нагорный Карабах укрепить внутреннее единство и напомнить о себе международному сообществу», — говорит один западный дипломат. На фоне ухудшения экономической обстановки в стране в связи с падением цен на нефть и коронавирусом власти решили использовать патриотическую мобилизацию для воздействия на население, которое при трудностях всегда требует отчета от руководства, считает другой эксперт. У Баку могло возникнуть стремление стереть из памяти неудачи военных в ходе июльских столкновений на границе с Арменией. Эти неудачи вывели из себя президента Алиева.

Российские и западные эксперты также отмечают турецкий фактор. Стремление Реджепа Тайипа Эрдогана представить себя лидером всех мусульманских и тюркских народов — ни для кого не секрет. Армения обвиняет президента Турции в стремлении развернуть экспансионистскую политику на Южном Кавказе. Безоговорочная поддержка Азербайджана со стороны Анкары с 27 сентября отражает и значительную военную помощь, хотя 68% техники азербайджанских вооруженных сил произведено в России. Как отмечает специализированный сайт Meta Défense, многие видео военных операций, которые были опубликованы Минобороны Азербайджана, свидетельствуют об активной турецкой поддержке. В частности речь идет о применении недавно заказанных Баку дронов TB2 Bayraktar, которые «явно управляются опытным, следовательно, турецким персоналом».

Новая вспышка конфликта в Нагорном-Карабахе, возможно, связана с ситуацией в Сирии (там планам Турции воспрепятствовало российское вмешательство) и Ливии (турецкие успехи там оказались весьма ограниченными). «Как в Сирии, так и в Ливии, турецкая политика зашла в тупик», — считает политолог Илья Гращенков, объясняя тем самым стремление Анкары открыть на Кавказе третью зону потенциальной конфронтации. «Турция решила надавить на Россию, но не для конфронтации с ней, а ради укрепления своих позиций в диалоге по Сирии и Ливии», — добавляет эксперт. Кроме того, Иран, третий участник «карабахского треугольника», пытается укрепить позиции на Южном Кавказе, сделав ставку на Армению, своего главного партнера в регионе. Как ни парадоксально, по историческим и гуманитарным причинам (присутствие большой азербайджанской общины) отношения Исламской Республики с Азербайджаном (хотя большинство его населения тоже составляют шииты) намного прохладнее, чем с Арменией.

Военные действия начались сразу после окончания больших российских учений «Кавказ 2020», которые были призваны продемонстрировать ее контроль на южных рубежах. Это ставит в неудобное положение Кремль, который вместе с большинством других столиц требует незамедлительного прекращения боев. Кроме того, Россия поддерживает тесные связи как с Арменией (союзник в ОДКБ), так и Азербайджаном (он вышел в 1999 году из этой оборонной организации постсоветских стран).

Обозреватели посчитали, что российские власти могли «закрыть глаза» на азербайджанское наступление, продемонстрировав тем самым свое неприятие армянскому премьеру Николу Пашиняну: в прошлом тот был проевропейским оппозиционером, что явно не по вкусу Москве. Пока никаких подтверждений этому нет. В любом случае «у России слегка двусмысленный подход к Нагорному Карабаху, — говорит осведомленный западный дипломат. — Она разворачивает активные дипломатические усилия, но в то же время поддерживает конфликт, который позволяет ей сохранить влияние».

Существует ли риск эскалации?

Помимо традиционного «тумана войны», с обеих сторон слышится множество заявлений националистического толка, которые никак не способствуют урегулированию этой крайне изменчивой военной ситуации. Как бы то ни было, в этом взрывоопасном регионе малейший инцидент может повлечь за собой страшные последствия. Заявление Армении о том, что один из ее Су-25 был сбит турецким F-16 вызвало опасения насчет резкого обострения конфликта 29 сентября. Анкара и Баку опровергли эту информацию. Еще одним тревожным моментом является присутствие в зоне нескольких сотен или даже тысяч сирийских исламистских боевиков, которые были отправлены Турцией для борьбы с армянами.

«Это новый и очень серьезный момент, который тоже меняет расклад», — заявил в четверг Эммануэль Макрон. «Первые дни азербайджанского наступления были отмечены интенсивными обстрелами Нагорного Карабаха, главным образом авиаударами. Но в тот день, когда Азербайджан направит наземные силы на возвращение Нагорного Карабаха, — чего пока еще не произошло — Россия и международное сообщество не дадут ему этого сделать», — хочет верить Ованес Геворкян. В случае продвижения азербайджанских войск на армянскую территорию Россия будет обязана оказать военную помощь союзнику по ОДКБ. Тем не менее «этот механизм солидарности будет неприменим в том случае, если Ереван направит свои войска в Нагорный Карабах, поскольку тогда Армения будет считаться агрессором», — подчеркивает военный эксперт Алексей Леонков.

«Россия — не союзник Армении против Азербайджана, а союзник Армении против Турции, которая представляет НАТО в глазах Москвы», — напоминает осведомленный источник. Кроме того, «если российские силы продемонстрируют превосходство над турецкими, Анкара непременно воспользуется статьей 5 Североатлантического договора, чтобы усилить оборону своей территории», — пишет Meta Défense. «Риск эскалации реален, но региональные державы не заинтересованы в тотальной войне», — считает Ованес Геворкян. Россия держит в руках «главные карты», полагает информированный западный дипломат. Он уверен, что Москва «наведет порядок», если ситуация начнет выходить из-под контроля.

Что еще может дипломатия?

Дипломаты вот уже 30 лет топчутся на месте в Нагорном Карабахе. Сформированная в ОБСЕ Минская группа под председательством Франции, США и России пытается с 1992 года предложить варианты урегулирования конфликта. Ее главная проблема в том, как совместить принцип невмешательства и право народов на самоопределение. «Это диалог слепого с глухим. Мы имеем дело с двумя непримиримыми национализмами», — говорит бывший западный участник переговоров. Вооруженное столкновение не решит вопрос статуса Нагорного Карабаха, уверяют те, кто надеется на возобновление дипломатического процесса после самых ожесточенных боев за долгое время. Россия опять-таки может сыграть в этом ключевую роль. «Нужно признать за Нагорным Карабахом статус, который стал бы сигналом для Азербайджана и показал ему, что у него нет права принимать решение о жизни и смерти населения», — призывает Ованес Геворкян.