Три сценария жестокой битвы за Идлиб

Три сценария жестокой битвы за Идлиб

Судьба последнего оплота сирийской оппозиции в Идлибе, скорее всего, будет решена в ближайшие дни. Сейчас все мировые СМИ строят многочисленные теории о том, как дальше будут развиваться события, а тем временем, 7 сентября лидеры Турции, России и Ирана будут встречаться и решать будущее Идлиба, а вместе с ним и судьбу семилетнего конфликта в Сирии.

Идлиб является последней непокоренной зоной деэскалации из четырех, которые были согласованы в Астане Россией, Ираном и Турцией после падения оппозиционного восточного Алеппо в декабре 2016 года. Идея введения районов деэскалации была разработана с целью замораживания конфликта, уменьшения человеческих страданий и прокладывания пути для политического решения сирийской проблемы.

К сожалению, благие идеи оказались просто иллюзией. Не имея достаточных ресурсов для действий на многих и разных фронтах, русские бросили основные силы на внедрение в жизнь идеи зонной деэскалации, первоначально предложенной спецпосланником ООН в Сирии Стаффаном де Мистура ( Staffan de Mistura ) в 2014 году.

Однако вскоре русские начали понимать, что пока они были заняты борьбой с оппозицией вдоль западного пояса сирийских территорий между Алеппо и Дамаском, поддерживаемые США Сирийские демократические силы (SDF) быстро захватывали зачищенные от террористов территории на богатом нефтью и газом востоке.

По этой причине Москва решила заморозить конфликт с сирийской оппозицией и вступила в гонку с возглавляемой США коалицией, чтобы вернуть как можно больше освобожденных от террористов территорий. При этом, река Евфрат действовала как естественная граница между российской и американской сферами влияния.

Далее, когда война с террористами стала приближаться к своему завершению, Россия вернулась к своей стратегии сокрушения вооруженной оппозиции до того, как можно будет обсудить любые политические решения. Сначала русские атаковали и захватили зону деэскалации в Восточной Гуте, недалеко от столицы Сирии Дамаска. Затем Россия и силы сирийского режима передвинулись в провинцию Хомс на севере, прежде чем отправиться за Даръа и Кунейтра на юго-запад, в сторону границы с оккупированными Израилем Голанскими высотами.

Тем временем сотни тысяч солдат сирийских оппозиционеров были переведены на северо-запад, в Идлиб, согласно соглашениям об эвакуации. Тем самым Идлиб был превращен в место сбора для всех оппозиционных фракций, готовившихся к финальной схватке, а также Идлиб стал местом проживания для двух с лишним миллионов беженцев, изгнанных со своих мест проживания семилетним конфликтом в Сирии.

И вот, вскоре после того, как вооруженные оппозиционные группы были вынуждены эвакуироваться с юго-запада, президент Сирии Башар аль-Асад объявил, что Идлиб станет его следующей целью. Сирийская армия начала собирать войска и бросать листовки над провинцией, призывая людей вернуться к «государственной власти» и требуя от вооруженных группировок сложить оружие.

Тем не менее, захват Идлиба представляется гораздо более сложным делом, чем получение контроля над тремя другими зонами деэскалации – более сложным и в политическом, и в военном и в гуманитарном плане.

На площади порядка 6 000 кв. км, в Идлибе проживает около трех миллионов человек. ООН уже сделала официальное заявление, что наступление в этом районе может заставить 2,5 миллиона из них двинуться к турецкой границе и устроить в регионе невиданный гуманитарный кризис.

Кроме того, Идлиб также является базой для более чем 60 000 хорошо вооруженных бойцов оппозиции, но что более всего осложняет ситуацию – среди них присутствует 12 тысяч боевиков террористической группировки Хайят Тахрир аш-Шам (Hay’et Tahrir al–Sham, HTS). HTS контролирует большую часть Идлиба и несмотря на разбрасываемые листовки с призывами сложить оружие обещает бороться до конца.

Как следствие, Россия, Иран и сирийский режим используют такие заявление как предлог для нападения, ссылаясь на резолюции СБ ООН, который официально обозначил HTC террористической группой. И поскольку террористам некуда больше идти, по всем прогнозам они окажут очень жесткое сопротивление.

Однако самое главное, что в Идлибе у Турции есть войска, охраняющие 12 наблюдательных пунктов, которые осуществляют контроль за соблюдением пакта о перемирии, подписанного в Астане. Поэтому, любое наступление на Идлиб без предварительного согласования всех деталей операции с Турцией приведет к усилению напряженности между Турцией и Россией.

Турция уже официально предупредила, что наступление на Идлиб будет последним гвоздем в гроб процесса деэскалации, договоренность о котором подписывалась в Астане. Поэтому сейчас Турция и Россия проводят широкие дипломатические переговоры, чтобы предотвратить возможный конфликт.

Турция и Россия уже заявили, что лидеры двух стран проведут двустороннюю встречу в кулуарах Тегеранского саммита, чтобы обсудить будущее Идлиба. И здесь в развитии ситуации намечаются три возможных сценария.

а) Первый сценарий предполагает, что Турция и Россия согласятся сохранить зону деэскалации в Идлибе, при условии, что Турция справится с проблемой Хайят Тахрир аш-Шам (HTS) самостоятельно. И Турция уже предпринимает усилия в этом направлении. Так, в течении последних нескольких месяцев Турция неоднократно предлагала HTS организовать самороспуск и растворение в рядах сторонников свободной сирийской армии, поддерживаемых Турцией. При этом членам HTS, приехавшим на войну из других государств был предложен безопасный коридор для перемещения в другое место.

Но эти усилия не дали желаемых результатов. На прошлой неделе в знак разочарования Турция официально позиционировала HTS как террористическую группу, сигнализируя о возможных военных действиях против нее. Поэтому, если Турция теперь согласится самостоятельно принять меры против HTS, это может на какое-то время предотвратить нападение России на Идлиб, во всякому случае до тех пор, пока в остальных частях Сирии не будет достигнут прочный мир.

б) Второй сценарий предполагает, что Турция или не справится с уничтожением HTS, или откажется начать самостоятельную военную операцию. В таком случае в операции примут участие Россия и Сирия, избрав в качестве меры наступление в “ограниченном варианте” и уничтожая исключительно радикальные группы. Против такого половинчатого решения активно выступает Иран, однако, учитывая высокую плотность населения в этом районе, второй вариант помог бы избежать гуманитарной катастрофы.

На данном этапе такой вариант Россию вполне устраивает, поскольку сейчас задача России уничтожить плацдарм, с которого вооруженные группировки запускают беспилотники и атакуют её базу Hmeimim в Латакии. Но вряд ли такой подход устроит и Сирию, поскольку сирийский режим крайне заинтересован в восстановлении контроля над автомагистралью М5, главной торговой дорогой страны, которая проходит через Идлиб. Собственно, все наступательные операции режима в течении последних двух лет были словно на ось нанизаны на эту трассу и теперь её единственная оставшеся неподконтрольной часть проходит через Идлиб.

в) Третий, самый пугающий вариант – это тотальное наступление на Идлиб. Оно неминуемом приведет к гуманитарной катастрофе, масштабному кризису беженцев и разрушениям в колоссальных масштабах. Естественно, нарушится и развивающееся партнерство между Россией и Турцией, что, как минимум, приведет к краху договоренностей, достигнутых в Астане.

Осложнятся и без того наряженные отношения между Россией и ЕС, куда пойдет новая волна беженцев. Однако самое главное – могут предпринять те или иные активные действия США, которые уже заявили, что в случае использования Асадом химического оружия Америка сразу вмешается.

Наконец, тотальная атака в Идлибе идет вразрез с новой российской стратегией, направленной на возвращение сирийских беженцев на родину и начало процесса восстановления Сирии при помощи Европы и стран Персидского залива.

К счастью, третий, очень плохой сценарий весьма маловероятен на данном этапе, поскольку он является очень дорогостоящим как в политическом, так и в военном отношении. Для войны с группировкой в 60 000 человек на 6 000 квадратных километрах у сирийской армии просто нет ресурсов.

Тем не менее, все это не более чем аналитические теории и будущее Идлиба решится на саммите в Тегеране 7-го сентября.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

*