Трамп отказался поддерживать Гонконг протестами

Трамп отказался поддерживать Гонконг протестами

В Гонконге (Китай) не утихают массовые протесты.

Беспорядки во вторник, 13 августа, переместились с улиц в Международный аэропорт. Против агрессивно настроенных участников местная полиция применила слезоточивый газ.

Местные власти заговорили о признаках террористической деятельности в протестах. За последние несколько дней протестов полиция арестовала по меньшей мере 149 демонстрантов. К Гонконгу стянуты вооруженные силы.

  • Гонконг — необычная территория: с сохранением британского законодательства и принципа ведения дел, но работающий в интересах коммунистического Китая
  • Нынешний протест – не первый (революция зонтиков в 2014 году). И вряд ли последний: Пекин слишком усиливает свое давление на автономию Гонконга
  • Акции протеста вышли за рамки несогласия с поправками в закон об экстрадиции — они превратились в движение против первого «шага в Китай»
  • Международный статус Гонконга находится под угрозой

Особенности правового режима

Китай не является абсолютно однородным с точки зрения этнического состава государством (китайцы составляют 91,9% населения страны, все другие национальности — 8,1%). Пестрый национальный состав страны отражен, в частности, в административно-территориальном устройстве страны: 22 провинции (без Тайваня), 5 автономных районов (АР): Внутренняя Монголия, Гуанси-Чжуанский АР, Тибетский АР, Нинся-Хуэйский АР и Синьцзян-Уйгурский АР), 4 города центрального подчинения (Пекин, Шанхай, Тяньцзинь и Чунцин).

А также два Специальных административных района (САР) — Гонконг (Сянган) и Макао (Аомэнь). Гонконг вернула Великобритания в 1997 году, а Макао Португалия отдала в 1999 году.

Но по особому договору эти территории в течение 50 лет после воссоединения с КНР пользуются правилом «Одна страна — две системы». То есть, центральная власть КНР контролирует вопросы обороны и внешней политики, а САР самостоятельно регулируют вопросы внутреннего законодательства, полиции, валютной системы, пошлин и иммиграционной политики.

В то же время, на территории Гонконга и Макао расположены военные базы Национально-освободительной армии Китая (НОАК), подчиненные центральной власти КНР.

Кроме того, хотя в КНР государственным является исключительно китайский язык, в Гонконге официальный также английский, в Макао — португальский язык.

Гибридный город

В результате Гонконг является очень необычной территорией: с сохранением британского законодательства и принципа ведения дел, но работающий в интересах коммунистического Китая.

Такой «гибрид ужа и ежа» существовал более двух десятков лет потому, что был выгоден всем. Для китайского госкапитализма это – удобное «окно в мир», позволяющее работать через своих «дочек» в сфере действия британского права.

Для остального делового мира планеты Гонконг сохранял свой статус крупнейшего в Азии финансового центра, теперь еще и подкрепленного деньгами Китая как крупнейшей «планетарной фабрики».

Но влияние Китая в Гонконге усилилось настолько, что Пекин посчитал 50 лет переходного периода слишком длинным и решил внедрить остальные нормы и правила КНР.

Летний протест – не первый. И вряд ли последний

Нынешние массовые протесты в Гонконге – не первые.

В 2014 году также прошли многонедельные массовые выступления — «революция зонтиков» (демонстранты выходили на акции с желтыми зонтами). Тогда сотни тысяч жителей города заявили, что Пекин слишком усиливает свое давление на автономию Гонконга и требовали демократизации избирательной системы.

В 2019 году протесты в Гонконге начались в первой половине июня в ответ на планы местной администрации внести поправки в закон об экстрадиции – новая норма разрешит им выдачу подозреваемых в совершении преступлений на материковую часть Китая и Гонконг перестанет быть убежищем для преступников. Но критики проекта опасаются, что под экстрадицию попадут беглецы с материка, которые критиковали китайские власти. Кроме того, права экстрадируемых окажутся незащищенными в китайской судебной системе.

О причинах

Однако не только недовольство поправками в закон об экстрадиции двигает протестами.

Жители Гонконга в своей массе – высокообразованные, и потому отлично осознают не только важность личных прав и свобод, но и их прямую связь с высоким уровнем жизни.

Кроме того, в Гонконге – реально свободные СМИ, и потому там люди очень хорошо знают, как в материковом Китае работают правоохранительная и судебная системы. Отсюда и акции протеста – они не столько против самого законопроекта, сколько против первого «шага в Китай».

«На самом деле это протест против того уклада жизни, который есть по соседству, в материковом Китае. Против модели отношений в «большом» Китае, где человек полностью беззащитен перед лицом государственной машины, можно сказать, что это первое такого рода столкновение западной и китайской моделей построения общества, которое происходит непосредственно на китайской земле и в котором участвуют этнические китайцы,– Тайвань далеко, за проливом и американскими авианосцами, его Китаю пока не достать. А Гонконг – это 260 островов прямо возле китайской провинции Гуандун, это дельта реки Чжузян. Если Китай вдруг решит расторгнуть соглашение от 1997 года, то бежать гонконгцам будет некуда. Поэтому нынешние протесты – это проявление страха», — прокомментировала LB.ua ситуацию профессор-китаевед Людмила Пронишина.

Так что в условиях «закручивания гаек» на материковом Китае – с тотальным контролем за гражданами, организациями и СМИ, свободный Гонконг подает «плохой пример» для остальных китайцев.

Где чья «рука»

Официальный Пекин рассматривает события в Гонконге как часть внутренней политики Китая, поэтому в организации протестов традиционно видит «руку Запада». МИД КНР заявил, что некоторые западные страны открыто выступают с «безответственными» заявлениями относительно поправок к закону об экстрадиции. Чем «подливают масло в огонь», поддерживая зачинщиков беспорядков.

Обвинениям способствует международная обстановка – между Китаем и США идет торговая война и протесты в Гонконге могли бы действительно быть на руку Вашингтону, став инструментом в переговорах. Но Трамп свою причастность к беспорядкам опровергает. Он призвал всех к спокойствию. «Многие обвиняют меня и США в нынешних проблемах Гонконга. Не могу представить, почему?» — заметил Трамп.

Руководство Гонконга особо не скрывают своих надежд на то, что президент США усилит давление на руководство бывшей колонии Британии, которое поддерживает КНР. Дело в том, что у главы Белого Дома есть одностороннее право лишить Гонконг статуса преференциального торгового партнера. В этом случае к нему США будут относится так же, как Китаю, что приведет к установлению пошлин на миллиарды долларов. Как считает Bloomberg, этот шаг привел бы к «немыслимой эскалации» торговой войны между Вашингтоном и Пекином и будет «началом смерти Гонконга».

В прошлому году Трампу его советники уже рекомендовали пересмотреть вопрос о том, должен ли Гонконг иметь особый статус. В Госдепе обращают внимание на то, что принцип «одна страна, две системы» Китай продолжает нарушать, а международный статус Гонконга находится под угрозой.