Таможня гребет бабло: сколько денег Украина теряет на границе

Таможня гребет бабло: сколько денег Украина теряет на границе

Накануне выделения очередной порции европейской макрофинансовой помощи Украине, которая на самом деле и не помощь вовсе, а так – очередной кредит, в ЕС обеспокоились, куда уходят «их» деньги.

Уже многие годы украинская таможня, особенно то ее место, которое иногда называют «нулем», приковывает к себе самое непосредственное внимание. Нельзя сказать, что сие место «зудит», но некоторое беспокойство у еврочиновников вызывает. Они никак не могут понять, почему, по данным евростата, каждый год на рынок ЕС поставляются сотни тысяч тонн древесины и при этом в Украине якобы действует мораторий на вывоз оной. Или почему данные европейской таможни на миллионы евро отличаются от данных украинских коллег.

И это в условиях «цифровой таможни», которая в рамках ЕС уже давно существует, а в Украине – существует, но с поправкой на человеческий фактор.

Нет, если бы мы жили во времена «фантастических зверей» или раннего Гарри Поттера, то все бы объяснилось: платформа 9 и ¾, нужно посильнее разбежаться и вуаля – обычный украинский «челнок» уже в Польше, минуя все таможенные посты. Формат, предложенный братьями Стругацкими в «Чародеях» тоже подходит: «вижу таможню, не вижу препятствий». А разве может фура с сигаретами препятствовать кому-то? Ведь она для нашего таможенника как знаменитый новогодний автопоезд с рингтоном: «праздник приближается…».

Но европейцы, невзирая на тонкую душевную организацию в домашних условиях, на работе превращаются в сущих педантов, скрупулезно сводящих дебет с кредитом. И надо отдать должное – со всеми соседями он сходится. В последнее время – даже с Молдавией. А с Украиной – нет. И это несмотря на то, что нынешняя власть готова выколоть «ответку» за евроинтеграцию на своей волосатой груди большими церковнославянскими буквами. Рядом с Томосом и «золотыми куполами» приватизированных церквей, внесенных в электронные декларации.

Каждый год украинский государственный бюджет теряет 750 млн евро в результате применения фиктивных экспортных схем.

Во всяком случае, об этом без обиняков заявила фракция левых и скандинавских «зеленых», которые даже опубликовали специальное исследование. Эти же данные растиражировало и весьма популярное немецкое издание Spiegel. Европейцы сделали на самом деле простейшее исследование – они сравнили сколько экспортной выручки от продажи украинских товаров оседает в западных банках, а сколько реально декларируется в Украине.

Разница между фактическими продажами и бухгалтерской отчетностью украинских экспортеров составила 3 млрд. евро в год, при этом сумма фискальных начислений на «теневую часть» экспорта могла составить порядка 0,7 млрд. евро.

В основном грешат экспортеры сельскохозяйственного сырья. От себя добавим, что машинерия с экспортом может быть двух видов: сокрытие валютной выручки с целью не платить налог на прибыль и таможенные пошлины и, наоборот, «раздувание» оной для получения из бюджета фиктивного возмещения НДС.

Естественно, партия скандинавских зеленых не могла оценить всю глубину нашего таможенного цинизма и поэтому ограничилась поиском схем по верхам. Европейцы по сути раскрыли самую простую цепочку контролируемых иностранных компаний (КИК), которую наши финансово-промышленные группы используют для структурирования своего международного бизнеса и оптимизации налогообложения. В идеале, все наши зерно- и куриные трейдеры должны использовать трансфертное ценообразование и «метод вытянутой руки», продавая продукцию по ценам, аналогичным рыночным. Но они как правило заключают сделки на экспорт продукции со своими же торговыми домами, зарегистрированными на «венских бомжей» или украинцев, приехавших выпить «фантастическое кофе в Братиславе» и застрявших там по причине отсутствия денег на обратный путь.

В результате, примерно 20-30% экспортной выручки может оставаться в низконалоговых юрисдикциях и не поступать в Украину.

А в это время большой бизнес льет в Киеве слезы и выпрашивает субсидии на каждую «курицу», которая воистину становится золотой. Причем, в прямом смысле.

Примечательно, что сумма ежегодных налоговых потерь примерно сопоставима с размером макрофинансовой помощи ЕС.

Ну той, что не помощь, а кредит. Выходит, что нынешняя власть берет деньги у европейцев для того, чтобы несколько местных ФПГ не платили реальные налоги и для того, чтобы эти же компании получили за счет европейских кредитов субсидии из государственного бюджета на пару ярдов гривен в год. Чтобы было за что в Куршевеле «забабахать» вечеринку с ряжеными и шампанским Dom Perignon, но обязательно в вышиванках и под национальный гимн.

И это европейцы еще не посчитали суммы бюджетных потерь от «контрабаса» на импорте. В этом случае, они бы получили непоправимую психологическую травму и навсегда бы утратили веру в человечество.

Еще одно немецкое издание Süddeutsche Zeitung провело журналистское расследование и на основании данных, полученных, вероятно, у полупьяных таможенников в городе Киеве и Одессе, выяснило, что общая сумма потерь на таможне составляет до 4,8 млрд дол в год.

Выходит, «нулевой километр» украинской границы – это действительно портал, из которого вылетают неизвестно откуда взявшиеся эшелоны с лесом-кругляком и контейнеры с китайскими тапочками. Причем, если бы таможенники, дающие показания, были бы трезвыми или окончательно пьяными, мы бы узнали, что сумма «отмывалова» значительно больше. Ведь жалкие 4,8 ярда в год – это оскорбительно для коллектива.

Получается, что таможня не «дает», а «берет добро».

За последние пять лет, если данные немецких журналистов верны, украинский бюджет потерял 24 млрд долларов. Притом, что суммарная финансовая помощь ЕС Украине составила 11 млрд евро.

«А почему бы Украине не навести порядок в своих финансах и не прокредитовать старушку Европу на разницу в 11 ярдов евро», — подумали в ЕС и правильно сделали, потому что их помощь, предоставленная насквозь коррупционной власти, напоминает проект памятника барону Мюнхгаузену и его «ополовиненной» лошади: она пьет, а из нее выливается…

И введение «черных сотен» и подразделений национальной гвардии на таможенные посты ровным счетом ничего не решит, кроме одного – увеличения коррупционного налога для предпринимателей. Ведь схемы с «передекларированием» экспортных товаров, когда идет замена товарной номенклатуры с целью уплаты более низкой пошлины, применяются при участии всех силовых органов.

И вся сегодняшняя борьба за чистоту рядов ведется лишь с одной целью: чтобы условный склад «экспроприированных товаров» находился в здании на Грушевского. И чтобы именно туда шли ходоки с письмами: «Просю́ выдать во временное пользование бутыль самогону. Только ты начальник кукурузную не давай, а то от нее голова трещит». Как показывает практика, еще ни один «начальник» в нашей Севериновке не смог противостоять гибельной страсти и не принять в дар «желтые сапоги». Сшитые на таможне.

Алексей Кущ, экономист, финансовый аналитик, специально для «Политеки», 26 сентября 2018 года

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

*