Сын Байдена торговал должностью своего отца

Сын Байдена торговал должностью своего отца

Сенатор Рон Джонсон был среди тех, кого не удивило, что СМИ по большей части проигнорировали статью New York Post о письмах, которые якобы были найдены на ноутбуке Хантера Байдена. 

В них говорилось о том, что он познакомил своего отца вице-президента США с представителем украинской компании Burisma.

Сенатора также не удивило, что Twitter и Facebook начали вмешиваться в ситуацию в пользу Байденов, запретив New York Post распространять статью на своих платформах. Об этом в редакционной статье пишет Wall Street Journal

Нечто подобное произошло в прошлом месяце, когда Комитет Сената по вопросам внутренней безопасности, который возглавляет Джонсон, а также Комитет по финансам опубликовали совместный отчет о зарубежных финансовых делах Байдена-младшего. Комитеты докопались до сути его работы с Burisma через администрацию Барака Обамы и обнаружили «интегрирующие сокровища». В частности, 3,5 миллионов долларов, которые жена экс-мэра Москвы перечислила электронным платежом.

Большинство СМИ отвергли выводы комитетов Сената как такие, в которых нет доказательств, что Байден сделал что-то уголовное. Но в отчете упоминается, например, о 100 тысячах долларов, которые потратил китайский бизнесмен Гонвен Донг на гулянку для Хантера Байдена, а также Джеймса Байдена (брат бывшего вице-президента США) и Сары Байден (невестка Байдена-старшего). Донг связан с крупнейшей частной энергетической компанией в Китае.

Должность Хантера Байдена в Burisma вызвала беспокойство внутри администрации Обамы. Двое ее чиновников: Джордж Кент и Амос Хочштейн, — жаловались об этом. В частности, Кент был заместителем главы миссии в посольстве США в Киеве. В 2016 году он написал письмо коллегам, в котором указал, что «присутствие Хантера Байдена в совете директоров Burisma очень неудобное для всех американских чиновников, которые продвигают антикоррупционную повестку дня в Украине». Отчет Сената отмечает, что финансовые дела Байдена по меньшей мере провоцируют «беспокойство в поле финансовых преступлений, контрразведки и вымогательства».

Также вопросом остается то, насколько это повлияло на политику США. В сентябре 2015 года во время речи в Одессе посол США Джефри Пайет назвал бывшего украинского чиновника и владельца Burisma Holdings Николая Злочевского человеком, причастным к коррупции в Украине. Но через три месяца советники Джо Байдена сказали ему избегать упоминаний о Злочевском в речах. Вопрос в том, повлияло ли появление его сына в компании Злочевского на это решение.

Избирательный штаб Байдена говорит, что встреча с украинцем из Burisma не обозначена в официальном графике Джо Байдена. Но это ничего не значит. Встречи с Бараком Обамой и Джеймсом Коми в Овальном кабинете в январе 2017 года тоже в графике не было.

Во всяком случае, информация, обнаруженная комитетами Сената, говорит, что Байден знал больше о работе своего сына в Burisma, чем кажется. Несмотря на то, что он говорит, что никогда не обсуждал с Хантером его иностранные дела, он точно обсуждал их с Хочштейном, который в октябре 2015 года пришел жаловаться вице-президенту США. В лучшем случае Джо Байден решил не видеть ничего плохого в поведении своего сына. В худшем — это было молчаливое одобрение.

Отчет Сената также говорит, что Джон Керри, занимающий должность Госсекретаря в те времена и чей пасынок Крис Хейц был бизнес-партнером Байдена-младшего, также говорил неправду, когда утверждал, что ничего не знает. Если предположить, что электронные письма, опубликованные New York Post подлинны, они дают важные детали о том, как Хантер Байден ведет бизнес. 

Даже если это не было чем-то незаконным, это все равно классический пример торговли влиянием и должностью своего отца. Это важная история для избирателей, которых просят поверить Джо Байдену в процессе возвращения к нормальности.