Путин добивает Британию

Путин добивает Британию

Британский парламент не хочет поддерживать соглашение Терезы Мэй и Брюсселя по Brexit. У правительства королевства остается всего три дня, чтобы подготовить план «В» и убедить парламентариев принять его. В противном случае перспективы у Лондона далеко не радужные: в случае «жесткого» Brexit под ударом окажутся британские банки и финансовые компании, фунт стерлингов обвалится, продукты резко вырастут в цене.

Палата общин с разгромным счетом — 202 за и 432 против — отклонила 15 января план поэтапного выхода страны из ЕС, который ранее премьер Тереза Мэй согласовала с Брюсселем. Против соглашения проголосовали даже часть однопартийцев Мэй.

Парламентариев, в частности, категорически не устраивает механизм backstop, предусматривающий сохранение на переходный период прозрачной границы между Северной Ирландией и Ирландской республикой, которая входит в ЕС.

Многие парламентарии считают, что Тереза Мэй закрыла двери для диалога с законодателями и слишком твердо стоит на своей позиции, но при этом альтернативных готовых вариантов сами парламентарии не предлагают. Премьер-министр теперь должна представить парламенту свой «план Б» к 21 января.

В ЕС между тем хотят ясности от Лондона. Пока понимания нет, но есть разные варианты. И среди них все чаще упоминается «жесткий» Brexit — развод без соглашения и переходного периода, что, по мнению экспертов, чревато серьезными экономическими потрясениями и для Великобритании, и для Евросоюза.

Доля европейских партнеров во внешнеторговом обороте Великобритании более 40%, при этом Великобритания — одна из крупнейших экономик ЕС, говорит инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин.

Прежде всего, негативные последствия ощутит на себе британский фунт стерлингов. Бахтин напоминает, что с момента внесения в парламент законопроекта о референдуме по членству страны в ЕС в мае 2015 года фунт стерлингов потерял почти 20% к доллару США.

При этом осенью 2016-го курс опускался до 1,22 доллара за фунт, что на 5% ниже текущих уровней. В шоковом сценарии курсовые минимумы, очевидно, обновятся, предупреждает аналитик.

В то же время большинство российских и международных экспертов уверены, что риски Brexit уже заложены в стоимость британской валюты.

Вариант «Brexit без соглашения» как самый жесткий в нынешний диапазон котировок фунта $1,25-$1,3 уже и так заложен, отмечает шеф-аналитик ГК TeleTrade Петр Пушкарев.

Никакие негативные, но не окончательные новости обвалить фунт еще глубже пока не способны: только если решение выйти без соглашения будет окончательным и бесповоротным, фунт может провалиться — но, вероятно, и в этом случае лишь слегка ниже $1,2, полагает аналитик.

Фунт доказал свою устойчивость к новым потрясениям, устояв после разгрома Мэй в парламенте и не допустив резких колебаний, пока Палата общин 16 января обсуждала вопрос доверия правительству. Сейчас курс британской валюты держится на уровне $1,28.

По мнению британских аналитиков и главы Банка Англии Марка Карни, устойчивость «британца» обязана позитивными ожиданиями продления статьи 50 Лиссабонского договора о Европейском союзе, то есть фактически — продления срока выхода Британии из ЕС.

Пока готовность к такому варианту развития событий со стороны Брюсселя подтверждается только на уровне слухов, официально еврочиновники настаивают на соблюдение дедлайна, который Лондон сам установил.

Но есть и пессимисты. Ранее Saxo Bank, известный своими катастрофическими прогнозами, написал сценарий, в котором предсказал внеочередные выборы в британский парламент, победу на них оппозиционной Лейбористской партии и Джереми Корбина в роли главы правительства.

Аналитики банка считают, что в этом случае пройдет новый референдум по Brexit, а лейбористы проведут национализацию железных дорог, коммунального сектора и энергокомпаний. Все это станет шоком, и курс фунта стерлингов упадет до $1.

Кроме того, для большинства отраслей британской экономики появится риск введения таможенных сборов и пошлин при ввозе товаров и услуг в ЕС, что повысит издержки и снизит их конкурентоспособность.

По оценке Bloomberg, наибольшие проблемы в случае «жесткого» Brexit будут ждать сектор коммерческой недвижимости и розничную торговлю.

Некоторые торговые сети уже делают запасы на черный день, а граждане скупают товары длительного потребления, такие как кофе и консервы. Не секрет, что треть продуктов питания в страну завозится из Европы.

Падение фунта, даже не по катастрофическому сценарию, вместе с ростом таможенных издержек неизбежно приведет к росту цен на импорт. В итоге «жесткий Brexit» простые британцы почувствуют на своем кошельке.

Основные «страдальцы» из-за драмы Brexit — британские (прежде всего, транснациональные с головными офисами в Лондоне) банки, фонды и торгово-посреднические фирмы, отмечает эксперт «Международного финансового центра» Владимир Рожанковский. Невеселая жизнь и у страховщиков имущества и контрактов, добавляет он.

Фактически при жестком Brexit им придется действовать через создаваемые в Европе дочерние группы компаний, и для них уже не будет режима наибольшего благоприятствования на равных условиях с банками, которые останутся работать в юрисдикции Евросоюза, соглашается Петр Пушкарев.

Уезжать из Лондона в ЕС уже начали финансисты и банкиры. Их путь лежит, прежде всего, в Германию, а также в США и Азию.

По данным Bloomberg, пакуют чемоданы и состоятельные европейцы, проживавшие в Британии. В качестве альтернативы эти люди выбирают Париж, Брюссель, Цюрих и Женеву.

Anthony Ward Thomas Removals, специализирующаяся на переселении граждан за границу, в 2018 году организовала 296 переездов из Соединенного Королевства. Это на 82% больше, чем в предыдущем году.

Британская торговая палата (British Chambers of Commerce, BCC) ранее отмечала, что бизнес-инвестиции в Великобритании в 2019 году резко сократят темпы роста до 0,1% с ожидавшегося в 2018 году роста на 1%.

Экономисты полагают, что «жесткий Brexit» может привести к рецессии в Британии. Агентство Bloomberg назвало неопределенность с Brexit одним из главных рисков для мировой экономики в 2019 году.

«Наш базовый сценарий заключается в том, что Великобритания и ЕС согласятся и ратифицируют сделку Brexit. Но мы полагаем, что риск отсутствия сделки достаточно велик, чтобы повлиять на рейтинг», — отмечал аналитик S&P Global Ratings Пол Уоттерс.

Ведущий аналитик рейтингового агентства Fitch по вопросам суверенной задолженности Джеймс Маккормак также считает, что выход без сделки приведет страну на грань рецессии, и в худшем варианте спад может составить 0,6%.

Албания официально заявила о стремлении объединиться с Косово. Что это? Почему именно сейчас?

Выскажем нашу версию. Именно – «версию», чтобы потом никто не сказал, будто к нам приходят документы прямо со стола «Тайного совета» Великобритании, который в Лондоне решает все проблемы, часто прикрывая свои действия правительством…

Итак, сегодня вся Европа взбудоражена тем, как была разгромлена группа британского премьера Терезы Мэй в Парламенте Великобритании по вопросу голосования о Brexit’e. Палата Общин отвергла программу правительства консерваторов. И про это час за часом жужжит европейская пресса.

И мало, кто в Европе в этот же январский день комментирует официальное заявление из Албании о том, что она желает «объединиться с Косово». Премьер-министр Албании Эди Рама заявляет на днях: «Моя позиция основывается на том, что окончательное соглашение между Сербией и Косово, которое приведет к признанию Косово и его окончательному отделению от совместной с Сербией истории, будет признано и гарантировано США и Евросоюзом. Это соглашение, которого мы хотим… Мы поддерживаем соглашение, которое одобрят страны, принесшие Косово свободу и демократию. Косово освободили США и ЕС, которые сегодня имеют право и задачу подтолкнуть две стороны к окончательному соглашению, на основании которого Косово объединится с Албанией».

А, если к этому приплюсовать только что принятое парламентом переименованной Македонии решение о предоставлении албанскому языку статуса второго государственного, то образ «Великой Албании» начинает материализоваться прямо на наших глазах.

Проект «Великой Албании» долго лежал в бумагах, обсуждался экспертами, как гипотетический. Но в Тиране руководители ждали часа, чтобы объединить под своей дланью все албанское население Балкан, расселившееся за столетия на территориях нескольких стран, и превращающееся там, в силу быстрого прироста, из национальных меньшинств в титульные части населения. А там и до «национального самоопределения» рукой подать.

Другое дело, как это воспримут на местах? И как отнесутся к этому процессу те, кому он на руку в их геополитических играх? Обратите внимание на фото конференции в Лондоне – именно там англичане собрали руководителей ряда государств ЕС и балканских стран, демонстрируя свое лидерство на этом направлении. И, обратите внимание, как сияет премьер Албании Эди Рама – на фото он третий справа в первом ряду в белых кроссовках. Значит, что-то важное порадовало его в Лондоне?

Не на Brexit бы надо сейчас в Европе смотреть, а на БалканыВстреча в Лондоне с лидерами Балканских стран. Осень 2018 года.
Фото DW.com

«Засветились» бритты. И сейчас, вполне возможно, переходят к «плану Б», дав отмашку на активизацию проекта Тираны… Поэтому на вопрос: «Что это формирование «Великой Албании» несет Европе?», ответ прост, как средиземноморский апельсин – войну. Как минимум, на Балканах.

Не на Brexit бы надо сейчас в Европе смотреть, а на Балканы

А кому эта война нужна? Напомним знаменитые слова Уинстона Черчилля, премьер-министра Великобритании времен Второй Мировой войны: «Балканы – это мягкое подбрюшье Европы». И затеять здесь «заваруху» именно сегодня британцам чрезвычайно выгодно: при их-то неразберихе с Brexit’oм ослабление Евросоюза через войну на Балканах – милое дело!

Когда автор в 1999 году назвал нападение США и НАТО на Югославию «войной против евро», ему мало, кто поверил, а, ведь, в конце концов, многие эксперты признали, что удар по Белграду был нанесен именно в тот период, когда евро готовилось стать общеевропейской валютой, вытесняя с огромного и емкого рынка ЕС сам доллар!

Заметьте, что Великобритания тогда не пошла на замену своего фунта стерлингов на евро. Она, с учетом хорошего стратегического видения бриттов – уже предполагала, что придет время, а вот оно и наступило, когда Лондон расстанется с членством в Евросоюзе. И зачем ему было присоединяться к еврозоне? И Лондон эту еврозону проигнорировал, оставшись при своём родном фунте, а теперь вообще время Brexit’a пришло.

Другое дело, что сами британцы оценивают свой ущерб от выхода из ЕС в огромные суммы. Правительство Великобритании признало, как сообщают «Евроньюс», что выход из ЕС грозит большими потерями – почти в 5% ВВП, и это ещё оптимистические прогнозы. Министр финансов Великобритании Филип Хаммонд говорит: «Экономика при любом из сценариев Brexit’a будет немного меньше, чем в случае, если бы мы остались в ЕС».

И что делать при таком раскладе? Правильно – создать большие проблемы станам континентальной Европы, которые вчера ещё были для Великобритании «партнерами», а завтра станут «конкурентами». А где эти большие проблемы в Европе проще всего создать? Правильно – на Балканах.

Этим «воссоединением» Албании и Косово, да ещё с прицелом на присоединение переименованной Македонии, англосаксы решают не только вопрос о провоцировании очередной войны на Балканах – Сербия вряд ли такое «спустит». Англосаксы также видят здесь подрыв линии подачи российского газа по «Турецкому потоку» в Италию и южную Европу через Балканы.

На газ из России в Риме очень рассчитывают, но могут получить совсем другой вариант развития событий. Да ещё при наличии массы «беженцев», которые по внешнему виду напоминают боевиков-исламистов, готовых присоединиться к «борьбе Албании за воссоединение». Чисто английская комбинация. Нет?

При этом Лондон, как будто «в стороне», но, зная его «исторически нержавеющую» нелюбовь к континентальным европейским лидерам – Франции, Германии и Италии, мы можем совместить дорогостояще расставание Великобритании с ЕС и попытки дестабилизировать этот ЕС через Балканы, как взаимодополняющие элементы одного геополитического процесса. Процесса реинкарнации давней вражды островитян с «Туманного Альбина» к жителям Старого Света.

Мечты о «Великой Албании» могут трансформироваться в реальные действия, тем более, если за кулисами англосаксы шепнут албанцам: «Вперед!» И США будут только рады новым проблемам в ЕС. Толпы «беженцев» из исламского мира, прибывшие в Европу на деньги фондов Сороса и другой американской клиентуры, моментально превратятся в боевиков. Ясно, что, в первую очередь, ответ последует от Сербии – там только дай команду вернуть исконные земли Косово, и… очередная балканская война мусульман против славян затмит любой Brexit.

Но эта же война спасет старушку Англию, ведь сражения выйдут при таком сценарии далеко за пределы Балкан. Да это ещё так ударит по экономике Евросоюза в разгар нынешнего кризиса, что бритты точно не будут выглядеть лузерами и неважно себя чувствовать из-за Brexit’a, если их материковые конкуренты будут втянуты в очередную – какую уже по счету за века-то в Европе? – драку.

И как после этого не выразить почтение стратегическому видению Лондона, который – за века – не раз и не два демонстрировал свои изысканные способности «раскачивать европейскую лодку» себе на пользу?

Что делать? Кто предупрежден – тот вооружен. Как-то так…