Пришло время сбрасывать рубли и покупать золото

Пришло время сбрасывать рубли и покупать золото

«Лукойл» не верит в рубль — практически все деньги компания перевела в доллары. Это следует из ее отчета по МСФО за третий квартал.

На начало 2019 года «Лукойл» держал в рублях 40% «денежной подушки», однако к 30 сентября доля российской валюты упала до 13%. В номинальном выражении объем рублей, которые находятся на балансе «Лукойла», сократился в 3,2 раза — с 201 до 61,9 млрд. рублей.

Эти рубли компания, занимающая второе место по нефтедобыче в России, конвертировала в доллары — доля американской валюты выросла с 53% до 80%. В начале года у «Лукойла» было 3,77 млрд. долларов, к концу же третьего квартала сумма выросла на треть — до 5,55 млрд. долларов.

При этом вложения в евро практически не изменились: 4% от денежной подушки на 30 сентября против 3,7% на начало года.

Примерно в том же русле действуют российские банки. Правда, они скупают не доллары, а золото.

Судя по отчетности кредитных организаций на сайте ЦБ, с начала 2019 года запасы драгметалла в банковской системе РФ выросли почти втрое — с 37,9 до 109,1 тонны. Тренд задают флагманы — ВТБ (на конец октября у него 53,2 тонны золотых слитков стоимостью 15,6 млрд. рублей) и Сбербанк (22,5 тонны, в октябре докупил 1,8 тонны).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Финиш пенсионной реформы: ГПП превратят в МММ, оставив стариков без денег
Финиш пенсионной реформы: ГПП превратят в МММ, оставив стариков без денег
Игра «в наперсток» выходит на новый уровень — нормальных пенсий, как не было, так и не будет
Что характерно, граждан при этом призывают держать сбережения в рублях. Так, председатель правления ВТБ Андрей Костин заявил в эфире программы «Большая игра» на Первом канале: «Я за рубль всегда, сейчас точно, абсолютно… Все равно ставки выше по рублю… Я бы хранил в рублях, вкладывал в рубли».

Но, видимо, самому ВТБ что-то мешает применить советы Костина на практике. И это что-то — здравый смысл. Аналитики не первый раз заявляют, что глобальный финансовый кризис неизбежен. Вопрос только в том, когда именно он грянет — насколько мировым Центробанкам удастся оттянуть «час Х».

Складывается впечатление, что крупные финансово-промышленные структуры считают, что кризис не за горами. И активно принимают меры по страховке активов. Потому что если мировая экономика резко затормозит и цены на нефть обвалятся, то российский рубль покатится вниз с впечатляющей скоростью.

Куда конкретно может он докатиться, наглядно показал Банк России. В сентябре он впервые опубликовал полную версию «рискового» сценария, в который закладывается шоковое падение цен на нефть до $ 25 за баррель. В этом сценарии «значительное ухудшение внешних условий» начинается в первом квартале 2020 года: из-за торговых войн мировая экономика скатывается в «выраженную циклическую рецессию. Оставшись без нефтегазовой ренты, Россия откатится назад на 14−15 лет: ВВП упадет на 1,5−2%, инфляция разгонится до 7−8%, граждане и бизнес окажутся отрезаны от возможности закупать зарубежные товары. Эксперты отмечали, что при нефти $ 25 закладывается скачок курса доллара до 94 рублей.

Понятно, при такой перспективе компаниям и банкам разумнее держать активы в долларах и золоте. А в дураках пусть останутся держатели рублей — то есть, большинство населения РФ.

— Компании и банки ориентируются на правительство РФ, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Кабмин держит резервы не в рублях, а предпочитает валюту и золото. Так что другого поведения от крупных структур трудно ожидать.

Действия власти и крупных игроков показывают, что они готовятся к трудным временам. В мире, замечу, мало кто придерживается противоположной точки зрения. Все понимают, что надутые пузыри на фондовых рынках не спадают, а глобальная экономика реально стагнирует. Поддерживать эту падающую пирамиду становится все сложнее. На деле, она уже потихоньку заваливается, и в какой-то момент должно произойти резкое сбрасывание активов по всему миру.

Вопрос только — какие активы будут сбрасывать, и насколько активно. Плюс, вопрос в конфигурации падения. Либо активы упадут и отскочат, а затем будут держаться на низком уровне. Либо циклов падения и отскока будет несколько, причем каждая новая площадка, на которой активы будут задерживаться, окажется ниже предыдущей.

Но в одном сомнений нет: мировая экономика находится накануне больших потрясений и крупного передела. Показательно, что у тех, кто продолжает играть на повышение, остался, по сути, единственный аргумент: сейчас все говорят о кризисе, а обычно кризис происходит, когда о нем не говорят.

Но этот аргумент, на мой взгляд, сомнительный.

«СП»: — Россия может остаться в стороне от кризиса?

— Это исключено. Наши госбанки не замечены в выдаче крупных инвестиционных кредитов. А крупные мировые компании и банки неохотно инвестировали в Россию даже в лучшие времена — а теперь стараются держаться от нас подальше: выйти в валюту, чтобы потерять поменьше. Замечу, такая тактика характерна сейчас для крупных финансовых структур по всему миру.

«СП»: — Что делать рядовым гражданам в такой ситуации?

— У подавляющего большинства россиян нет накоплений. Это значит, им нет смысла заморачиваться на тему грядущего кризиса. А тем, у кого они есть — надо, я считаю, полностью дублировать действия правительства и крупных банков.

Раз валюту и золото предпочитают крупные игроки — такой же структуры портфеля должен придерживаться любой человек с деньгами.

Если вы будете определять тактику самостоятельно, получится, что вы играете против мирового казино — или против нашего, местного, что тоже чревато потерями.

«СП»: — Как сейчас выглядят возможные горизонты кризиса?

— Во многом это зависит от циклов США — избирательного и экономического. В преддверии президентских выборов в Америке администрация Дональда Трампа заинтересована протянуть еще год, чтобы обойтись без обвала.

Трамп не великий экономист — у него волюнтаристское понимание экономики. Но именно в силу этого он может идти на безумные меры, лишь бы любой ценой избежать обвала, который давно назрел и обязательно состоится.

Другой вопрос, насколько далеко президент США готов зайти в этом безумии. Возможно, у него ничего не получится — в Америке есть оппонирующие политические силы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Транзита через Украину не будет: Европу ждет веселый Новый год
Транзита через Украину не будет: Европу ждет веселый Новый год
Для продления контракта на прокачку газа через «незалежную» появляются все новые преграды
Повторюсь, объективные предпосылки показывают, что падение активов должно произойти по всему миру примерно на 30% — хотя бы для того, чтобы создать потенциал дальнейшего роста. Так что администрация президента США — точнее, те мировые группировки, которые за ней стоят — может прийти к выводу, что продержаться целый год сложно, и надо сыграть на опережение: допустить обвал раньше.

В этом случае кризис грянет буквально через несколько месяцев.

— Банк России каждый год пишет кризисные сценарии, но это не означает, что они сбудутся, — отмечает доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский. — «Лукойл» перегнал деньги в доллары, потому что компания занимается предпродажной подготовкой. Она проводит обратный выкуп своих акций на $ 3 млрд. — у иностранцев. Чем «Лукойл» должен с ними расплачиваться, рублями?

А банки скупают золото, потому что им надо создавать резервы, и они считают, что резервы в долларах и евро — не самый оптимальный вариант.

Я никаких признаков кризиса не вижу. Все, абсолютно все мировые аналитические институты — МВФ, Всемирный банк, Goldman Sachs — прогнозируют рост на 2020 год.

Даже если гипотетически предположить, что будет кризис — где, в какой стране? И какое он окажет влияние на падение фондовых индексов, падение цен на нефть? Сколько нефть будет стоить — $ 40 за баррель, или даже $ 25 за баррель? Но до таких низких пределов нефть в последние годы не падала.

Да, 20 лет назад она стоила $ 10 за баррель. Но нужно учитывать инфляцию с тех времен, и увеличение денежной массы в мире. Возможно, сейчас нефть упадет до $ 40 за баррель — и что? Она уже падала ниже $ 50 за баррель, и на курс рубля это никак не повлияло.

Вот и спрашивается: в чем же будет заключаться этот грядущий кризис? У меня от этого что, настольная лампа погаснет, отопление отключат, хлеба в магазине не будет, бензин на колонке закончится?

«СП»: — Жизнь подорожает, раньше такое бывало. У нас, когда в кризис возникает падение доходов страны, происходит перераспределение: доля доходов госкорпораций остается неизменной, а доля, приходящаяся на работников, сокращается. Если цены на нефть сейчас упадут, мы это увидим?

— Так было раньше — в 2008 году, в 2014-м. Но почему это должно повториться? Сейчас, наоборот, все обсуждают введение прогрессивного подоходного налога — это значит, социалка не будет урезана. Все знаковые персонажи выступают за «прогрессивку» — осталось только Путину в декабре задать вопрос на «прямой линии».

«СП»: — Распространенная версия — кризис может спровоцировать торможение Китая, из-за чего снизится потребление нефти. Вы так не считаете?

— Китай от этого не перестанет быть мировой фабрикой, и развиваться будет с темпами не 6% ВВП в год, а, допустим, 4,5% ВВП. Это чисто китайские проблемы — и они никак не отразятся на нефтяных ценах. Китайцы не занимаются нефтехимией, а общее потребление нефти в КНР вряд ли упадет.

«СП»: — То есть, беспокоиться не о чем?

— Да, живите спокойно. Уже тысячу раз говорили: наша система отсоединена от внешней. И говорил это не какой-то провластный Герман Греф, а вполне себе независимый Михаил Дмитриев.

Дмитриев, грубо говоря, говорил: да плевать нам на этот кризис. И я с ним полностью согласен.