Пришло время срочно проверить свой бункер

Пришло время срочно проверить свой бункер

Сегодня все умные люди знают и понимают, что, если завтра в мире начнется тот или иной серьезный военный конфликт – широкая публика об этом узнает минут за 20 до того, как нужно будет бежать в бомбоубежище. И это в лучше случае, поскольку при плохом раскладе о том, что началась война, люди поймут, только узрев странный “метеорит”, летящий на голову и несущий на борту порядка 200 килотонн в тротиловом эквиваленте.

Исходя из такой перспективы и свете текущей геополитической ситуации многие тщательно следят за разного рода косвенными признаками, указывающими на возможное начало конфликта. И одним из таких косвенных признаков являются сообщения EAM.

CПРАВКА: Сообщение о действиях в чрезвычайной обстановке (Emergency Action Message, EAM) — формализованное сообщение, в соответствии с Единым интегрированным оперативным планом передаваемое командованием Вооружённых сил США частям и подразделениям войск, оснащённых ядерным оружием, в случае принятия решения о его боевом применении.

Сообщения передаются центральным узлом связи Министерства обороны США в Вашингтоне, либо в случае его уничтожения — запасным узлом связи Рейвен-Рок (штат Пеннсильвания) или воздушным командным пунктом E-4.

Передача происходит на частотах: 4724.0 КГц, 6739.0 КГц, 8992.0 КГц, 11175.0 КГц, 13200.0 КГц и 15016.0 КГц. по коротковолновой системе связи ВВС.

Обычно EAM очень короткие, что подразумевает под собой как бы “нулевые сообщения” – то есть военным сообщают, что все нормально и никаких срочных действий предпринимать не следует.

Однако, в ночь на 16 апреля стратегическим ядерным силам США пришла такая команда:

Нельзя гарантированно утверждать, что 220 знаков – это сообщение рекордной длины и в нём зашифрована команда на запуск МБР. Длина сообщения аномальная, но – иногда такие бывают. Последний раз в районе 4 ноября 2019 года символов было аж 242 и все страшно напряглись:

Небо на Землю в ноябре не упало, атомная война не началась – разве что в Китае как раз где-то в это время разбилась пробирка с коронавирусом, с чего и началась пандемия COVID-19. Поэтому можно думать, что сообщение снова как бы текущее. Тем не менее, с этой текучестью есть проблема.

Как сообщают Numbers Stations, которые как бы самые главные в теме и сидят на самом переднем крае – в последние несколько дней сообщения более сотни знаков это как бы норма. То есть они каждый день теперь регистрируют сообщения порядка 170 + знаков, каждое из которых уже само по себе необычно. А тут они по какой-то причине пошли подряд.

Кроме того, как пишут Numbers Stations, в эфире вдруг стали резко активными поляки.

Так, еще со времен СГВ/ГСГВ у них там есть радиостанция советского образца, которой американцы тоже нашли применение и обозвали её кодовым словом «Косая». Каких-то чудес техники американцы на станции не нашли, поэтому для включения оборудования в работу они использовали схему образца Второй мировой: посадили за микрофон радистку Кэт, которая томным голосом и с нижегородским акцентом зачитывает непонятные её уму сообщения.

Что она там читает мы не знаем, но девушка пашет с утра и до вечера, зачитывая по бумажке какие-то цифры. Наверное – координаты для очередной геолого-разведочной экспедиции.

В общем, складывая все эти вещи воедино нужно думать, что ситуация в ядерных силах США какая-то неординарная. Оптимисты полагают, что такое резкое увеличение количества знаков связано с пандемией и Пентагон передает ракетчикам инструкции про то, что перед нажатием красной кнопки нужно обязательно вымыть руки и одеть медицинские маски.

Однако, мы эти надежды не разделяем, поскольку пандемия уже давно, а увеличение активности обмена сообщениями между Пентагоном и подводными лодками наблюдается только где-тот с 10-го апреля. Что они там пишут капитанам непонятно, но теперь за EAM нужно пристально следить: как только в эфир выдадут что-то знаков на 500 или вообще на 1 000, что теперь вполне может быть – это будет прямым сигналом к тому, чтобы, сломя голову бежать в ближайший лесок или не торопясь начинать спускаться в подвал или другое бомбоубежище.