Нефть дойдёт до 20 долларов

Нефть дойдёт до 20 долларов

Банк России видит риски обвального снижения цен на нефть до уровней, которых мировые рынки не видели с начала 2000х годов.

В ежеквартальном «Докладе о денежно-кредитной политике» ЦБ традиционно представил три сценария развития российской экономики в зависимости от нефтяных котировок — «базовый», сценарий с дорогой нефтью и «рисковый».

Первые два прогноза не претерпели существенных изменений: в базовом ЦБ ждет сохранения нефти на текущих уровнях (65 долларов за баррель Brent) с плавным снижением до 55 долларов к 2021 году. Сценарий с дорогой нефтью закладывает баррель по 75, отражая пик, выше которого, по мнению ЦБ, нефтяному рынку подняться будет сложно.

«Рисковый» сценарий, рассчитанный в самом пессимистичном, по оценке регулятора, ключе, между тем стал существенно хуже.

Если весь предыдущий год и в марте текущего центробанк считал нижней планкой для нефтяных цен отметку в 35 долларов за баррель, то теперь она снижена до 20 долларов — уровня, который последний раз наблюдался в январе 2002 года.

«В основе рискового сценария лежит существенное снижение темпов роста мировой экономики, носящее характер выраженного циклического замедления с длительным восстановлением. Оно может сопровождаться усилением волатильности на мировых финансовых рынках, значимым снижением глобальной склонности к риску», — перечисляет ЦБ.

«Острая фаза кризиса» в сценарии центробанка начинается уже во второй половине 2019 года и заканчивается в первом полугодии 2020-го.

Риски замедления, которые резко снизят спрос на энергоносители в мире, связаны с перспективами выхода Великобритании из ЕС, ограничениями во внешней торговле между Китаем и США, а также геополитическими угрозами, отмечает ЦБ, не конкретизируя, где именно может взорваться «геополитическая бомба».

В худшем сценарии на торговые войны и общую напряженность в мире накладывается «ухудшение координации» стран-участниц сделки ОПЕК+, в рамках которой картель и Россия с конца 2016 года сокращают нефтедобычу, жертвуя долей на рынке, чтобы приподнять цены, следует из прогноза ЦБ.

«Как и прочие развивающиеся экономики, в рисковом сценарии российская экономика столкнется с ухудшением перспектив роста, существенным ростом премии за страновой риск и увеличением оттока капитала. Дополнительным фактором, увеличивающим масштаб оттока капитала, станет предполагаемое в рисковом сценарии дальнейшее усиление геополитической напряженности», — пишет ЦБ.

Конкретные параметры рискового прогноза де-факто засекречены: хотя ЦБ имеет расчеты того, насколько упадет российский ВВП, как разгонится инфляция и в какой мере придется девальвировать рубль, чтобы компенсировать выпадающие нефтегазовые доходы бюджета, в публичном докладе регулятор традиционно предпочитает эти цифры не обнародовать.

Сглаживать влияние ухудшения условий торговли на государственные финансы, экономику и валютный курс будет бюджетное правило, обещает центробанк: если сейчас Минфин скупает валюту на все доходы бюджета от нефти дороже 40 долларов за баррель, то при падении котировок ниже этой планки, в теории должен продавать резервы ФНБ, компенсируя дефицит нефтедолларов.

Формально бюджетное правило действительно должно работать в обе стороны: при дорогой нефти Минфин не дает рублю укрепляться, а при дешевой он должен и тормозить девальвацию. Но российская история свидетельствует, что в критический момент власти тут же пересматривают свои обещания, напоминает экс-зампред ЦБ Сергей Алексашенко.

Так, в 2008-м, вместо того, чтобы компенсировать выпадающие доходы Резервным фондом, Минфин не стал его распечатывать, а вместо этого открыл доступ к Фонду национального благосостояния, за счет которого спасал предприятия близких Кремлю олигархов и госбанков, напоминает Алексашенко.

В случае с нефтью по 20 долларов спасать придется практически всю нефтяную отрасль, которая, по расчетам Минэнерго РФ, станет убыточной.

Средняя себестоимость одного российского барреля составляет 25 долларов, рассказывал в феврале замминистра энергетики Павел Сорокин: от 3 до 10 долларов приходится на операционные затраты — то есть непосредственно извлечение нефти из недр; еще 5-10 долларов — это капитальные затраты, 5 долларов — уходит на транспортировку.

У отдельных компаний, впрочем, критическая цена выше. Для «Роснефти», нагруженной долгом на 4,4 триллиона рублей, «нижний уровень» — 35 долларов за баррель. Это цена, которая позволяет компании находится в плюсе по операционной доходности с учетом обслуживания кредитов, рассказывал Игорь Сечин экс-министру экономического развития России Алексею Улюкаеву в день, когда тот был задержан по обвинению в вымогательстве взятки на 2 млн долларов.

Для нефтеперерабатывающих заводов критическая цена — 40 долларов за бочку; на этом уровне большинство из них становятся убыточными, предупреждал Сорокин.

Отметим, что нефтяной сценарий ЦБ — едва ли не самый пессимистичный в мире. Так, из инвестбанков худший прогноз на данный момент принадлежит Bank of America Merrill Lynch: там допускают падения цен до 40 долларов за баррель, если торговая война Китая и США обостриться, а Пекин откажется соблюдать санкции США и возобновит закупки иранской нефти в прежних объемах.