На этот раз Европе приходит конец

На этот раз Европе приходит конец

Эрдоган угрожает наводнить Юго-Восточную Европу сирийскими беженцами. И автор издания напоминает читателям, что впустить мигрантов в Европу — это их долг перед их бывшими колониями. Таким образом бывшие страны-колонизаторы превращаются в колонии будущего. Неужели вот так Западу приходит конец?

Крепость Европа» — это иллюзия». Так заявляет «Файнэншл Таймс» (The Financial Times) в заключительной строке своей субботней редакционной статьи: «Европа не может игнорировать сирийский миграционный кризис».

Газета взяла на себя миссию рассказать Старому континенту о том, в чем заключается его обязанности и что ждет его в будущем: «В ближайшие десятилетия ЕС по Средиземному морю устремятся потоки мигрантов и людей, рассчитывающих получить убежище».

А не может ли Европа оказать сопротивление этому причиняющему неудобства вторжению на свою территорию с глобального Юга?

Думать так — значит, «питать иллюзии», пишет «Файнэншл Таймс». Европа должна быть реалистичной и пытаться «обеспечить правовые механизмы для мигрантов и лиц, ищущих убежища».

Поводом для написания этой редакционной статьи послужило грубое сопротивление Греции тому, что турецкий президент Эрдоган, направил тысячи бежавших в Турцию сирийских беженцев как раз к границе с Грецией.

Эрдоган угрожает наводнить Юго-Восточную Европу сирийскими беженцами, чтобы получить от ЕС побольше денег в обмен на то, что он не пустит к границам ЕС 3,5 миллиона сирийцев, уже находящихся в Турции.

Другая цель Эрдогана — заставить Европу поддержать его вооруженное вторжение в Сирию, чтобы не дать президенту Башару Асаду захватить всю территорию провинции Идлиб и победить в сирийской гражданской войне.

В том аду, которым сегодня является Сирия с точки зрения прав человека, можно наблюдать масштабы бедствия, вызванного тем, что крестоносцы, вдохновленные идеями Вильсона, решили свергнуть диктатора Асада и отстоять Сирию во имя демократии.

Немного истории:

Когда началась «арабская весна» и протестующие вышли на улицы, чтобы свергнуть Асада, США, Турция и арабские страны Персидского залива помогали и вооружали сирийских повстанцев, готовых взяться за оружие. Однако отряды «хороших повстанцев» были разгромлены, и вскоре лидирующую роль в сопротивлении взяли на себя боевики «Аль-Каиды» (террористической организации, запрещенной в РФ — прим. перев.).

Президент Сирии, которому грозило поражение, обратился к своим союзникам — России, Ирану, «Хезболле» — с просьбой спасти его режим. Они откликнулись, и Асад за четыре года отвоевал всю территорию Сирии к западу от Евфрата — за исключением Идлиба.

В результате проходивших там недавно боевых действий к южной границе Турции хлынул новый поток беженцев в количестве 900 тысяч человек.

Интервенции и войны, проводившиеся Западом в странах исламского мира в XXI веке, не были успешными.

Джорджа Буша-младшего вынудили к вторжению в Ирак. Барака Обаму убедили свергнуть полковника Муаммара Каддафи в Ливии и режим Асада в Дамаске. Обама приказал американским войскам оказать помощь наследному принцу Саудовской Аравии Мухаммеду бин Салману в войне, которую тот вел в Йемене, пытаясь разгромить силы повстанцев-хуситов, свергнувших марионетку Эр-Рияда.

Что получил Запад в результате наших войн на Ближнем Востоке?

В Сирии и Йемене нашими стараниями появились два самых больших в мире очага, в которых не соблюдаются права человека. В Ливии началась новая гражданская война. В Ираке мы сейчас боремся с Ираном за влияние в стране, которую мы «освободили» в 2003 году.

В Афганистане мы заключили соглашение с «Талибаном» (террористической организацией, запрещенной в РФ — прим. перев.), который на протяжении двух десятилетий был нашим врагом. Благодаря этому соглашению мы сможем за 14 месяцев вывести из страны 12 тысяч наших военнослужащих, а наши афганские союзники получат возможность разобраться с талибами мирно или с оружием в руках. После своей самой продолжительной войны Америка умывает руки.

За 20 лет в ходе пяти войн погибли семь тысяч наших военнослужащих, и около 40 тысяч получили ранения. Мы вложили в эти войны все ресурсы империи.

А что эти войны дали народам, к которым мы пришли на помощь и которых мы «возвышали», кроме сотен тысяч убитых афганцев и арабов и миллионов людей, вынужденных покинуть свои дома и оказавшихся в изгнании?

Сегодня «Файнэншл Таймс» предупреждает Европу, что теперь, когда она выполнила свой долг, «ворвавшись» на Ближний Восток, у нее появился новый моральный долг — на протяжении ближайших десятилетий принимать беженцев, появившихся в результате этих войн.

Но если ЕС откроет двери перед бесконечным потоком африканцев и арабов, где доказательства того, что европейские страны примут и ассимилируют их?

Станут ли эти мигранты и люди, рассчитывающие получить убежище, хорошими европейцами? Или они создадут в больших городах Европы анклавы с такими же условиями, как в африканских и ближневосточных странах, из которых они прибыли?

История второй половины тысячелетия свидетельствует о подъеме и падении цивилизации.

В XVI, XVII и XVIII веках Испания, Великобритания, Франция и Португалия, а затем Бельгия, Италия, Германия и Америка, будучи убежденными в превосходство своей цивилизации, вышли в мир, чтобы создать империи, а потом «возвышать» и управлять теми, кого Редьярд Киплинг пренебрежительно называл «низшими кастами, существами без закона».

По прошествии двух мировых войн правители этих империй прониклись либерализмом, который теперь уже провозглашал равенство всех народов, рас, вероисповеданий, культур и цивилизаций. Эта эгалитарная идеология предписывала разгром империй и отказ от колоний как реакционных пережитков времен невежества и предрассудков.

Теперь народы новых стран, недовольные тем, что получилось в их освобожденных странах и что там сделали их правители, решили приехать в Европу, чтобы насладиться на Западе тем, чего они не могут воспроизвести у себя дома. И либерализм, идеология самоубийства Запада, заставляет Европу принимать их — на протяжении ближайших десятилетий.

Бывшие страны-колонизаторы превращаются в колонии будущего. Неужели вот так Западу приходит конец?