Люди боятся теперь жить в Северодвинске

Люди боятся теперь жить в Северодвинске

Заявления Минобороны РФ и «Росатома» о том, что при взрыве ракеты на испытаниях на полигоне под Северодвинском Архангельской области 8 августа не произошло выброса опасных веществ, все чаще ставят под сомнение.

Что сейчас происходит в зоне вероятного радиационного излучения, OBOZREVATEL спросил у сопредседателя российской экологической группы «Экозащита!» Владимира Сливяка.

Абсолютно точно известно, что в некоторых точках Северодвинска радиационный фон был превышен в 16 раз, и тех полтора часа, в течение которых радиоактивное облако находилось над городом, было достаточно для серьезного облучения населения, находящегося в этот момент на улице.

Появилась карта вероятного разлета нуклидов после взрывов под Архангельском. На ней видно, как они попали и на территорию Украины.

Англоязычная российская газета The Moscow Times утверждает, что у одного из врачей, который оказывал первую помощь пострадавшим при взрыве, нашли радиоактивный нуклид цезий-137. И теперь около 60 сотрудников больницы будут направлены в Москву на медицинское обследование.

Есть масса способов, как осевшие радионуклиды могут попасть в организм человека и привести к необратимым последствиям.

– Полторы недели прошло с момента взрыва на полигоне под Северодвинском. Удалось ли получить какие-то новые данные относительно радиационного загрязнения?

По-прежнему, никакой официальной информации не предоставляется, и никаких новых данных нет. А что касается других источников, то мы не видим ни одного, который бы действительно мог располагать достоверной информацией о том, что произошло. А все остальное – лишь предположения.

Вся последняя информация, которая есть по взрывам, касается пострадавших медиков, которые первыми оказывали медицинскую помощь. Как выяснилось, их не предупреждали о радиационном излучении, и сейчас их тоже обследуют на предмет попадания в организм радионуклидов.

Есть и западные публикации, но они тоже не проливают свет на два самых главных вопроса – какой объем радиационного выброса и какой его состав. По этому поводу до сих пор полное молчание.

Люди строят догадки и пытаются делать какие-то расчеты, но это все не точная информация.

– В Северодвинск не допускают независимых экологов, но есть ли возможность делать замеры на других территориях Архангельской области? Может, есть какие-то данные о превышении радиоактивного фона?

– Я не видел ничего, кроме данных автоматической системы мониторинга, которая фиксирует уровни радиации по установленному времени. Больше никаких данных мы не видели. Думаю, это связано с тем, что по всей области очень внимательно следят за тем, чтобы никакой информации не выходило. Влияние военных в Архангельской области достаточно велико, даже за пределами Северодвинска, который является военным городком. Если кто-то самостоятельно и делал замеры, то вряд ли им позволили бы это опубликовать.

Из официальных данных были только сводки Росгидромета. В Северодвинске есть 8 точек замеров, и на 6 из них в день аварии было значительное превышение – от 4 до 16 раз. Потом сообщалось о превышении в Архангельске, но там меньше.

При этом в «Росатоме» заявили, что Росгидромет безответственно поступил, потому что там сообщили об уровне радиации, но не отметили, что это все безопасно.

– Как это может быть не опасно?

Так считают в «Росатоме». Тут с 8 августа можно прослеживать, как реагировали главные ответственные за ЧП. Минобороны вообще отделались только одним заявлением, что случилась авария, но никаких опасных веществ в воздух не попало. А дальше начал выступать «Росатом». Он давал больше информации, во всяком случае сказали, мол, не волнуйтесь, это изотопный источник, а не какой-то реактор, а потом стали убеждать всех, что уровень повышения радиационного фона абсолютно безопасен для людей.

Что, конечно же, не так, потому что тот максимальный зарегистрированный уровень радиации в день аварии в Северодвинске не только существенно превышает природный фон, но он в три раза выше предельно допустимого опасного уровня радиоактивного загрязнения, при котором необходимо принимать какие-либо меры по защите.

Если в 30 км от места аварии было зафиксировано превышение в 16 раз, пусть даже кратковременное, это означает, что значительное количество радиации попало в окружающую среду.

Если бы предоставили полные данные, это дало бы возможность в теории смоделировать – где и как распространилась радиация, какая территория является загрязненной и насколько сильно, какую опасность это несет людям.

С их точки зрения – это все неопасно, а с нашей – как раз наоборот. Потому что в то время, когда радиационное облако пролетало над Северодвинском, в зоне риска находились люди, которые тогда были на улице и могли вдохнуть какие-то вещества. И нужно понимать, какие дозы они получили.

Помимо Северодвинска, облако распространялось дальше. Сколько там людей было, которые могли что-то вдохнуть? А теперь их внутренние органы подвергаются активному облучению…

Очень здорово говорить, что превышение в 16 раз – это неопасно. Да, есть вещества, которые не принесут вам вреда, если они не попали непосредственно в ваш организм. Например, плутоний – звучит страшно, но если вы его не вдохнули, а он просто осел где-то рядом, то ничего с вами не случится.

Но эти вещества можно на обуви принести в дом или же ветер поднимет радиоактивные вещества с земли, и вы их вдохнете — пусть даже через какое-то время, или же с дождем опасные радионуклиды проникнут в грунтовые воды, а оттуда в краны ваших домов. Есть масса способов, как эти вещества могут попасть в ваш организм, даже если вы их не вдохнули непосредственно в момент превышения радиации.

К тому же, практически нет никакого способа проверить – попало ли к вам что-то или нет. Даже если вы сами побежали в специализированную лабораторию, которая может сделать такие анализы, вы не знаете, на что проверяться. Невозможно прийти в больницу и попросить проверить ваш организм на присутствие всех известных радиоактивных веществ.

– Это наталкивает на мысль, что если бы все было хорошо, официальной информации было бы полно, а такая информационная изоляция больше напоминает происходящее во время катастрофы в Чернобыле.

– Люди, конечно, беспокоятся, читают, смотрят, ищут информацию и многие пытаются понять, что делать.

Сейчас уже прошло некоторое время и понятно, что какой-то процент населения получил свою дозу облучения в момент прохождения радиационного облака. На данный же момент важно установить, какое дополнительное облучение люди могут получить вот с той же пылью, водой и прочим.

Но из-за нехватки информации сейчас уже сложно определить, насколько велика площадь загрязнения.

Если сравнивать с Чернобылем, с точки зрения количества радиации, конечно, ситуации не сопоставимы. Но те люди, которые непосредственно находились рядом с местом взрыва, получили большую дозу радиации, от которой, скорее всего, умрут.

В плане сокрытия информации, действительно, очень похоже – и там, и тут все скрывают.

– Что сейчас с пострадавшими, говорят об их состоянии? Ведь известно, что некоторые получили диагноз радиационное облучение…

– Только слухи. Официально было сообщение, что 6 человек привезли в Москву, все видели видео, что их везли медики в защитных костюмах, и скорые были пленками обмотаны.

В Москву доставили пострадавших при взрыве во время испытаний в Северодвинске. Обратите внимание, что водители реанимобилей одеты в костюмы химзащиты, а машины – обмотаны плёнкой.

Это говорит о том, что уровень облучения очень высокий, и с большой долей вероятности и в теле, и внутри организма есть значительно количество радиации. Эти люди сами по себе стали источником радиоактивного заражения.

О их судьбе официально ничего не говорилось. В интернете писали, что один или два уже якобы умерли, и это вполне вероятно. Потому что то, как выглядела транспортировка, указывает на их очень тяжелое состояние. Я бы предположил, что кто-то из них не выживет, если вообще кто-то выживет.