Коронавирус уничтожит НАТО быстрее России

Коронавирус уничтожит НАТО быстрее России

24 марта испанская армия подала официальный запрос в Евроатлантический координационный центр реагирования на стихийные бедствия и катастрофы (EADRCC), попросив «международных партнеров» оказать ей помощь в борьбе с эпидемией Covid-19 как в ее собственных рядах, так и в обществе.

Днем позже появилось сообщение, что 20 военнослужащих находящегося в Литве многонационального батальона заразились коронавирусом, а в результате подразделение, стремясь сохранить боеготовность, было вынуждено значительно ограничить свою активность. В тот же день министерство обороны США предписало военному персоналу в ближайшие два месяца воздержаться от участия в учениях, что равнозначно заморозке масштабных маневров «Защитник Европы — 2020».

В свою очередь, 27 марта СМИ облетела новость о том, что экипаж обоих американских авианосцев, находящихся в Тихом океане («Теодор Рузвельт» и «Рональд Рейган») инфицирован коронавирусом. Это значит, что Китай стал в регионе хозяином геостратегической ситуации. Пять из одиннадцати авианосцев, которыми располагают США, находятся на ремонте, то есть службу продолжают нести всего четыре, которым китайцы могут противопоставить два своих.

В норвежской армии заболели уже 1 300 человек. Эпидемия стала также причиной отмены натовских учений «Холодный ответ — 2020», которые планировалось провести на севере Норвегии при участии 15 тысяч военнослужащих из разных стран.

Североатлантический альянс, самая мощная военная организация мира, оказался в ситуации, в определенной мере напоминающей будущую войну, в которой одновременно могут (и наверняка будут) использоваться биологическое оружие, средства дезинформации и устрашения, а под ударом окажутся цепочки снабжения. Единственное отличие заключается в том, что сейчас не ведутся военные действия. Несомненно, однако, что Альянс столкнулся с серьезным испытанием, а его будущее стало еще более туманным, чем раньше. Когда пандемия закончится, нас будет ждать долгая и, возможно, весьма бурная дискуссия на тему дальнейшего существования НАТО в последующий сложный период. Впрочем, в американских экспертных кругах обсуждение этой темы уже началось. Следует обратить на него внимание и подготовиться к участию в нем.

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev) из Института исследований внешней политики был первым, кто задал трудные вопросы. По его мнению, в посткоронавирусных реалиях будет сложно думать о намеченном на саммите в Уэльсе повышении расходов на вооружения, а тем более внедрять этот план в жизнь. Страны юга Европы, борющиеся с трагическими последствиями пандемии и глубокого экономического кризиса, уже в прошлом не выказывали готовности выделять на оборонную сферу 2% ВВП, а теперь они наверняка не захотят об этом даже слышать.

Впрочем, в похожей ситуации окажутся, по всей вероятности, и другие члены НАТО вместе с Соединенными Штатами. В Америке наверняка начнут громче говорить о том, что обороной Европы должны заняться европейцы. В трудные времена восторжествует политика национального эгоизма и ориентации на собственные интересы, а это отобьет у правительств и парламентов стран, не находящихся на «линии фронта», желание тратить деньги на совместную оборону. Как все будет выглядеть на практике, показала Германия, которая бесцеремонно заблокировала закупленные руководством Венгрии средства индивидуальной защиты, о чем недавно публично объявил Виктор Орбан.

Американский аналитик полагает, что отдельные страны не станут думать о наращивании потенциала восточного фланга, а, скорее, начнут укреплять собственные границы, опасаясь наплыва мигрантов, которые сейчас могут в дополнение к прочему нести эпидемиологическую угрозу. Первым предзнаменованием появления такой политики может служить решение британского правительства, которое уже после того, как началась пандемия, решило вывести свои подразделения из Ирака и перебросить их на решение задач внутри страны. Натовская солидарность, о которой кратко говорится в Пятой статье Вашингтонского договора, будет подвергаться дальнейшей эрозии. Впрочем, дела с ней уже сейчас обстоят не лучшим образом. Как показывают проведенные еще до пандемии опросы общественного мнения, жители половины из 16 стран, где проводилось исследование, не считают, что их руководство должно оказывать другим государствам военную помощь в случае нападения Российской Федерации. Все вышеперечисленные факторы указывают на то, что Альянсу, если он хочет выжить, перед ближайшим саммитом в Беверли-Хиллз придется не только развернуть серьезную дискуссию, но и подготовиться к глубоким изменениям.

К аналогичным выводам приходят эксперты Атлантического совета Кристофер Скалуба (Christopher Skaluba) и Ян Бжезинский (Ian Brzezinski). Они считают, что НАТО в ближайшее время ожидает революция. Причины те же: урезание бюджетов в условиях кризиса, изменение подхода правительств разных стран, концентрация усилий на внутренних проблемах, нарастание национального эгоизма, сосредоточенность на собственных узко понимаемых интересах. К этому добавляется также дезинформация, которую распространяют Россия и Китай. Не отказываясь от масштабных проектов по модернизации своих вооруженных сил, они будут стараться предстать в образе «голубей мира» и призывать международную общественность вести совместную борьбу с последствиями пандемии. Новый опыт заставит военное командование НАТО и разработчиков стратегических планов обдумать и трансформировать политику в нескольких сферах, таких, как, например, обеспечение бесперебойной работы и безопасности систем командования, сокращение логистических цепочек или внедрение законов, блокирующих попадание ключевых компаний под контроль заграничного капитала.

Опыт, полученный во время пандемии, станет, по мнению аналитиков Атлантического совета, ключевым в контексте безопасности Польши, поскольку он может склонить США возобновить дискуссию о целесообразности существования системы ротации войск в Европе. Если из-за эпидемиологической угрозы, пишут они, ротацию войск приостановят, а в будущем — ограничат, Вашингтон задумается, есть ли смысл в постоянном присутствии его сил на восточном фланге. И это важнейший элемент дискуссии, к которой нам уже сейчас нужно подготовиться, чтобы принять в ней участие и заставить к себе прислушаться. Ясно одно: Североатлантический альянс в прежнем обличье уходит в прошлое. Каким он выйдет из хаоса (и выйдет ли), зависит от нас.