Как же Лукашенко удержался у власти

Как же Лукашенко удержался у власти

В прошлую субботу к белорусским оппозиционным политикам и активистам, задержанным после президентских выборов в этой стране, которые состоялись 9 августа, пришел необычный гость. В изоляторе КГБ Белоруссии была организована четырехчасовая встреча между лидером страны Александром Лукашенко и ведущими оппозиционерами, некоторые из которых вот уже два месяца сидят за решеткой. На самом деле трудно сказать, кто у кого был в гостях, учитывая, что Лилию Власову, Виктора Бабарико, Виталия Шклярова, Сергея Тихановского и остальных задержанных лидеров оппозиции вряд ли можно назвать хозяевами в здании секретной полиции, подконтрольной Лукашенко. Честно говоря, когда смотришь малочисленные фотографии с этой встречи, то кажется, как будто отец нации собрал вокруг себя непослушных детей, наказанных и лишенных права выходить на улицу и играть в революцию с друзьями из Польши, Литвы и Украины.

Сны и мечты иностранных сил

Не стоит сомневаться, что эта неожиданная эмпатия президента вызвана крайне прагматичными причинами. С одной стороны, на Лукашенко давят санкции, введенные Западом, который обвиняет его в фальсификации выборов и жестокости по отношению к демонстрантам. Речь идет о гражданах, которые вышли выразить свое недовольство, сомневаясь в том, что в первом туре бывший президент действительно получил более 80 процентов голосов в борьбе за шестой мандат подряд. Возможно, фальсификации соответствовали бы образу «последнего диктатора Европы», если бы не некоторые детали, которые ставят под вопрос имидж оппозиционных «борцов за свободу и демократию». Во-первых, Лукашенко по-прежнему популярен в Белоруссии, ведь он уже на протяжении 26 лет неприкосновенно, но и весьма успешно правит страной, а оппозиция в лице Светланы Тихановской даже близко не подошла к этой цифре, что подтверждали все предвыборные опросы.

В происходящее неприкрыто вмешиваются иностранные силы, прежде всего, «дорогие товарищи» из Польши и бывший советских прибалтийских республик, за которыми стоят НАТО и Европейский Союз. Как заявил министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров, тут замешаны великопольские амбиции и мечты о том, что политическое влияние Варшавы может снова расшириться и охватить Белоруссию. А она, я напомню, является зоной насущных российских интересов, если учесть, что Минск — основатель и член многочисленных международных организаций и альянсов вместе с Москвой. Это и военное объединение ОДКБ, и Евразийский экономический союз, и Содружество Независимых Государств. Кроме того, есть еще исключительно российско-белорусские интеграционные проекты, такие как Таможенный союз и Союзное государство. Все это говорит о том, что Запад, поддерживая «своих» демонстрантов в Белоруссии, хорошо понимает, что делает и насколько рискует, ведь у Кремля есть право и обязательство прийти на помощь Лукашенко в случае внешней или внутренней агрессии или дестабилизации. Все те, кто поддерживают демонстрации и революции в Белоруссии, конечно, осознают, что тем самым ставят под удар как минимум региональную архитектуру безопасности и стабильности.

С другой стороны, белорусскому президенту Александру Лукашенко при уверенной поддержке, оказанной ему коллегой из Москвы Владимиром Путиным, удалось устоять под натиском цветной революции и удержаться у власти в самый критический период. Несомненно, это Путин посоветовал Лукашенко не допускать в Минске повторения киевского майданного сценария. Тогда, напомню, украинскому президенту Виктору Януковичу, несмотря на то, что он согласился на все требования оппозиции и подписал с главами дипломатии Германии, Франции и Польши договор, который гарантировал проведение выборов на всех уровнях, сразу после этого пришлось бежать из страны, чтобы остаться в живых. Правда, Янукович не фальсифицировал выборы, а просто предложил на шесть месяцев приостановить евроинтеграцию, чтобы украинские эксперты детально изучили экономическое соглашение, предложенное Брюсселем. Майдановские «наследники» потом подписали его без всякого изучения, однако экономическая ситуация в стране остается по-прежнему тяжелой. Наученный горьким опытом Украины, Лукашенко не просил милости у Запада, а обратился за конкретной и ощутимой помощью к России и сдержал революционную волну. А теперь даже «обогнал» ее.

Патовая ситуация и момент для контрнаступления

Лукашенко, которого западные столицы больше не признают легитимным главой государства (точно так же они оспорили статус венесуэльского лидера Николаса Мадуро и его избрание президентом и признали главой государства слабого Хуана Гуайдо) удалось консолидировать свои ряды и трудную ситуацию превратить как минимум в патовую. Хотя, скажем, избранному президенту Боливии Эво Моралесу пришлось уйти под натиском демонстрантов. Если сначала на протесты выходили тысячи людей и даже по рабочим дням (причем не только в Минске), то теперь революционный запал ослаб. На улицах остаются только несколько сотен самых упорных борцов с режимом. Да и то в основном по воскресеньям, поэтому они напоминают каких-то «воскресных революционеров». В десять раз ослабла и активность интернет-платформы, откуда лилась пропаганда против Лукашенко, над которой трудились сотни людей, прежде всего в соседних столицах. Ясно, что Лукашенко не так просто свергнуть, и остается только ждать, когда он сам совершит ошибку или ему изменит инстинкт самосохранения.

А сейчас это чувство подсказывает ему сделать несколько неотложных вещей. Во-первых, сейчас самое время перейти в контрнаступление и попытаться, насколько это возможно, ослабить и разобщить оппозиционный фронт, который его чуть было не сверг. Его первым и основным шагом было заручиться поддержкой Кремля, который накануне выборов и непосредственно после них вообще не вмешивался на стороне Лукашенко. Путин оставил его один на один с Западом, с которым Лукашенко безуспешно заигрывал в последние годы. Оправдались предположения о том, что западные круги отвечали на его заигрывания только для того, чтобы Лукашенко потерял бдительность и чтобы было проще провезти в Белоруссию деньги и революционных активистов. С этим сценарием столкнулся в свое время и Янукович. Россия, сохраняя нейтральную позицию, наблюдала со стороны, время от времени отмечая странные движения Минска.

При уверенной российской поддержке, которой он заручился теперь, Лукашенко может чувствовать себя значительно спокойнее, но вынужден отказаться от «независимой политики», которой он кичился в публичных выступлениях. Также ему пришлось согласиться на большую интеграцию с Москвой. В западных кругах это считают подготовкой к «аннексии» Белоруссии, однако не все так просто. Прежде всего, Москва и Минск давно подписали договор о союзном государстве, но уже десять лет именно Лукашенко мешает его реализации. Если бы не он, Белоруссия уже давно была бы российской федеральной единицей с особым статусом. Аналитики говорят о том, что логику имел бы только такой статус, поскольку русский язык является родным почти для 80 процентов белорусов (столько Лукашенко и получил на выборах), и что столько же людей поддерживают самое тесное союзничество с Москвой. Эта часть населения понимает, что у Белоруссии всего два пути: или, как Украина, стать частью антироссийского союза, или войти в государственную систему мощного русского соседа. Никто из них не хочет украинского сценария в своей стране, и уж тем более его не допустит Москва.

Второй шаг для Лукашенко — разобщить как можно больше оппозиционных лидеров и движения от крепкого прозападного ядра, с которым он сейчас не может вести переговоры, поскольку оно требует только его отставки и проведения новых выборов. Если бы он согласился, то автоматически гарантировал бы себе судьбу Януковича, и в стране воцарился бы хаос. Поэтому он серией мелких шагов фрагментирует оппозицию: одних обманывает, а другим предлагает сотрудничество. Большинству же из них — и то, и другое. Вот почему он отправился в изолятор КГБ, который для этого превратил в «мини-парламент». «Цель президента — выслушать все мнения. Содержание разговора его участники сообща решили оставить в тайне», — говорится в «Телеграм»-канале Лукашенко. Он пытается убедить оппонентов в том, что единственный способ выйти из кризиса — принять новую конституцию, после чего были бы объявлены новые выборы, в которых участвовать смогли бы все. А он сам, возможно, и нет. Это может оказаться привлекательной приманкой.

Но эти перемены не обязательно произойдут моментально и одновременно. По словам белорусского политолога Дмитрия Болкунеца, глава государства «готов к трансферу власти». «Лукашенко — политический банкрот, но он не может выйти из этого политического кризиса, не решив кое-каких концептуальных вопросов», — заявил Болкунец. И тут мы подходим к третьему, самому важному, моменту для «трансфера власти». Новое руководство должно состоять из людей, которые пользуются у него и у Москвы доверием, а иначе модель провалится. И самое главное: эта новая власть должна пользоваться доверием белорусского народа. Вот какой политической алхимией сейчас при поддержке Москвы занимается Лукашенко. Новая конституция в комплекте с новым лидером могла бы сыграть решающую роль на предстоящих выборах, а у Запада не останется особо аргументов, чтобы их оспаривать. Если бы избирательный процесс еще сопровождался решением об углублении интеграции России и Белоруссии, то Москва это только приветствовала бы.