Изнасилование в Уфе: жертва врет от начала и конца

Изнасилование в Уфе: жертва врет от начала и конца

Свою версию ситуации с изнасилованием 23-летней дознавательницы в Уфе представили адвокаты обвиняемых по этому громкому делу.

Адвокат Аслям Халиков, который защищает начальника полиции Уфимского РОВД Эдуарда Матвеева, заявил, что посиделки в полиции оказались «спонтанным мероприятием», которое произошло в здании УФМС. Начальником этого здания был один из задержанных, глава отдела по вопросам миграции Уфимского района Павел Яромчук, сообщает «Московский комсомолец».

Яромчук и Матвеев прибыли на место первыми, затем к ним присоединился глава ОМВД по Кармаскалинскому району Салават Галиев. Они позвали знакомую дознавательницу Таисию (имя изменено), которая взяла с собой потерпевшую. Девушки пришли сами, их рабочий день к тому времени уже закончился.

Затем к Галиеву приехала женщина. Она заявила, что потерпевшая к тому времени уже была изрядно пьяна. Адвокат утверждает, что дознавательница стала задевать незнакомую женщину, вести себя некорректно. В итоге женщина с Галиевым покинула застолье и отправилась в кафе «Отдых». В полицию он якобы больше в ту ночь не вернулся.

Вскоре после Галиева, утверждают адвокаты, застолье покинул и Эдуард Матвеев. Он уехал в 22.00. Из допроса потерпевшей, на который ссылаются также адвокаты, следует, что изнасилование началось в районе 22.40, закончилось в 00.30.

В итоге до последнего с дознавательницей оставался лишь Павел Яромчук, считают адвокаты.

Его адвокат утверждает, что около 9 часов вечера нетрезвый Яромчук позвонил своему знакомому и попросил, чтобы он развез их с девушками по домам. После этого девушек развезли по домам, и Яромчук был дома приблизительно в 00.30.

Более того, адвокаты утверждают, что на следующий день дознавательница пришла на работу.

«Коллеги Гульнар рассказывали, что девушка пришла на работу довольная, собиралась пойти на оперативку. Одна из ее коллег почувствовала запах алкоголя, предупредила ее непосредственного начальника об этом, мол, не стоит ей в таком состоянии появляться перед шефом. Тот не стал отчитывать сотрудницу, пожалел ее», – заявил адвокат Матвеева Руслан Ибрагимов.

В итоге она отпросилась домой, сославшись на боли в животе, заявил адвокат. Ее не отпустили. Тогда она пошла к Матвееву, который отчитал ее за поведение минувшим вечером, и между ними произошел небольшой конфликт. После этого появилось ее заявление.

Адвокаты утверждают, что экспертиза телесных повреждений не показывает «характерных следов изнасилования», а результатов генетической экспертизы еще не было.

Напомним, экс-начальник одного из отделов УВД Уфы и его коллеги подозреваются в изнасиловании 23-летней дознавательницы. Сообщалось, что судмедэксперты нашли на теле потерпевшей характерные травмы. Все обвиняемые арестованы.

Ранее потерпевшая дознавательница рассказала подробности изнасилования.

Больше трех недель не утихает секс-скандал, в котором оказались замешаны сотрудники уфимского МВД.

Из официальных источников известно, что в ночь с 29 на 30 октября в здание управления по вопросам миграции МВД по Уфимскому району на 23-летнюю дознавательницу напали трое полицейских. Копия протокола о возбуждении уголовного дела появилась в СМИ достаточно скоро.

Как следует из материалов дела, девушка распивала спиртные напитки со своим начальником и другими коллегами из правоохранительных органов. Вечеринку устроили после окончания рабочего дня в помещении отдела по вопросам миграции.

Внеплановый корпоратив закончился в туалете ведомства. Именно там трое взрослых мужчин, по версии следствия, избили и подвергли насилию Гульнар. Домой девушка вернулась в 5 утра. На следующий день пострадавшая написала заявление в полицию. С подозреваемых сорвали погоны и заключили под стражу.

Чтобы не запутаться в персонажах разыгравшейся драмы, мы приведем всех действующих лиц.

Потерпевшая: Гульнар, 23 года, — дознаватель в Уфимском РОВД, не замужем.

Ирек Сагитов — отец потерпевшей, полковник, заместитель начальника управления Росгвардии по Республике Башкортостан, женат.

Подозреваемые:

Эдуард Матвеев, 51 год, — полковник, начальник полиции Уфимского РОВД, женат.

Салават Галиев, 50 лет, — полковник, глава ОМВД по Кармаскалинскому району, женат.

Павел Яромчук, 34 года, — начальник отдела по вопросам миграции Уфимского района, женат.

Сама девушка от любых комментариев журналистам отказывается. Ее родственники тоже не идут на контакт. Через соцсети «МК» отправил вопросы двадцати знакомым семьи Гульнар. Большинство из опрошенных тут же удалили свои страницы. Адвокаты потерпевшей также общаться отказались.

Зато защитники полицейских охотно контактируют с прессой. Поэтому сегодня мы изложим их версию событий.

«Галиев уехал с вечеринки с женщиной»

По прилете в Уфу мы договорились о встрече со всеми адвокатами задержанных.

Собрались в офисе бывшего старшего следователя по особо важным делам СК РФ по Приволжскому федеральному округу, адвоката Асляма Халикова. Он защищает Эдуарда Матвеева.

— Когда я защищаю людей, то сразу прошу подзащитных не юлить, иначе не получится сотрудничества, — начал Аслям Наильевич. — С Матвеевым я общался много часов, он сразу сказал: «Поймите, я ее не насиловал, пальцем не трогал». В отношении него у меня нет сомнений.

Тем временем в кабинет Халикова зашли и другие адвокаты подозреваемых. Я включила диктофон.

Мы приведем полную беседу с защитниками. Их версия разительно отличается от версии потерпевшей.

— Это была спонтанная пьянка?

Халиков: — Абсолютно спонтанное мероприятие. Просто мужики решили немного выпить после работы. Засиживаться в тот вечер никто из полицейских не собирался. Поэтому в ресторан решили не ехать, и выбор места для посиделок определился сам собой — здание УФМС, где числился начальником один из задержанных Павел Яромчук.

Первыми на место прибыли Яромчук и Матвеев. Чуть позже присоединился Галиев. Стали выпивать. Решили позвать одну знакомую дознавательницу, Таисию (имя изменено. — Авт.). Девушка за компанию прихватила с собой потерпевшую. Заметьте, Гульнар из мужчин никто сам не приглашал. Ее появление стало сюрпризом для всех. Рабочий день сотрудников уже закончился. Шел восьмой час вечера.

По словам собеседников, выпито было немало. На пятерых уговорили четыре бутылки. Две бутылки водки по 0,7 осушили мужчины. Девушки выпили две бутылки недорогого виски.

Застолье было в самом разгаре, когда к одному из участников пьянки приехала женщина.

Халиков: — Около 20.00 Галиев позвонил знакомой даме, которая присоединилась к компании в районе 20.30. Таксист, который подвозил ее, подтвердил информацию. Она приехала с бутылкой вина.

Женщина рассказывала, что первой увидела Гульнар, которая к тому времени уже была изрядно пьяна. Остальные участники застолья пребывали в приподнятом настроении, шутили, смеялись.

В какой-то момент Гульнар начала задевать незнакомую даму, вести себя некорректно, хотя женщина гораздо старше ее. Женщине не понравилось такое отношение, и через полчаса они с Галиевым покинули тусовку. В районе 21.00 они уехали в кафе «Отдых».

По словам адвокатов, один из задержанных провел вечер в этом кафе
— В кафе «Отдых» уже подтвердили их присутствие там?

— Да, там изъяли видеокамеры. Отпрошены сотрудники заведения. Судя по записям видеокамер, за столик в кафе Галиев с женщиной сели в 21.22.

— Что это за женщина?

— Давняя знакомая Галиева.

— Любовница?

— Скажем так, они отправились в кафе на деловую встречу. Галиев в день задержания вел себя уверенно, махнул рукой: «Бред какой-то, даже обсуждать нечего, у меня алиби».

Изнасилование в Уфе

Сотрудники ОМВД по Кармаскалинскому району не вспомнили своего бывшего начальника Салавата Галиева.

К разговору присоединился друг Матвеева и Галиева Андрей Шурухин:

— Галиев находился в кафе до полуночи, а то и позже. Он больше не вернулся к своим приятелям. Водитель отвез его домой. Считайте, его нет в той истории — об этом нам говорила и дознавательница Таисия. Вот только следователям она почему-то не сказала об этом.

Адвокат Галиева: — В день задержания полицейских мы ходатайствовали о важной свидетельнице, которой не была опрошена следователями. Но следствие на тот момент отклонило ходатайство. Только сейчас приобщили свидетельства к делу.

***

Мы посетили кафе «Отдых». Располагается заведение на трассе в поселке Лебяжий, что в нескольких километрах от Уфы. Это заведение считается одни из самых престижных в районе. Здесь выступают звезды отечественной эстрады, цены в меню — московские, а средний чек составляет 1400 рублей.

— Проходите, располагайтесь, кофе будете? — вежливо приглашает за столик администратор ресторана. — Только я ничего вам рассказывать не стану.

— Вы мне только скажите, ужинал у вас Галиев в тот вечер?

— Я не хочу проблем. Судите сами, скажу, что ужинал, а вдруг меня за эту информацию привлекут? Если скажу, что не было его, тоже по головке не погладят. Вот как быть?

— Галиев или остальные его товарищи — частые гости у вас?

— Я их что, в лицо всех помню? Вот если бы президент к нам заглянул, я бы запомнил. А этих — знать не знаю. Они для нас никто, обычные посетители.

Перед уходом администратор спросил о моих планах. «Поеду по квартирам, где живут подозреваемые», — ответила я.

— Так он в коттедже живет, вы туда не пройдете, — ненароком выдал себя администратор.

«Отец Гульнар не пытался выяснить обстоятельства дела»

Возвращаемся к беседе с адвокатами задержанных. По словам собеседников, следом за Галиевым мероприятие покинул и Эдуард Матвеев.

Изнасилование в Уфе

Бывший начальник Уфимского РОВД Эдуард Матвеев пожалел, что взял дочь друга к себе на службу

Халиков: — Нам одна из присутствующих там женщин, Таисия, говорила, что лично проводила Матвеева, а сама осталась пьянствовать. Но почему-то следователям она не стала давать таких показаний. Теперь она заявляет, что ничего не видела и ничего не помнит. Следователи взяли с нее подписку о неразглашении.

— С кем уехал Матвеев?

— Он тоже уехал с женщиной в районе 22.00 вечера.

По словам собеседников, в их в распоряжении имеется допрос потерпевший, где указано, что изнасилование началось в районе 22.40 и закончилось в 00.30. Как утверждают адвокаты, в это время как минимум двое из полицейских уже были далеко от места происшествия. Галиев — в кафе, Матвеев — дома.

Халиков: — Я разговаривал со следователем по этому поводу и услышал от него, что потерпевшая может путаться во времени.

— Очные ставки проводили между потерпевшей и задержанными?

— Очные ставки состоялись со всеми подозреваемыми. Меня удивил один момент — у потерпевшей перед собой лежала исписанная тетрадь, она сверяла свои показаниями с записями. Неудобные вопросы следователь и ее адвокат отводили.

По словам адвокатов, до последнего с Гульнар и ее коллегой оставался лишь Павел Яромчук. Вот что рассказывает его защитник.

Адвокат Яромчука: — Около 9 часов вечера нетрезвый Яромчук позвонил своему знакомому и попросил, чтобы он развез их с девушками по домам. По словам водителя, Яромчук сначала вывел из здания абсолютно пьяную Таисию, посадил ее на переднее сиденье. Затем поднялся за Гульнар, которая практически не держалась на ногах. Она села на заднее сиденье рядом с Яромчуком.

По дороге домой девушки повздорили, подрались между собой, потом вырубились. Когда всех развезли, Яромчук с водителем заехали в фастфуд и отправились по домам. Приблизительно в 00.30 Яромчук был дома.

Изнасилование в Уфе

Начальник отдела по вопросам миграции Уфимского района Павел Яромчук последний уехал с места происшествия.

Супруга Павла Яромчука подтвердила, что ее муж ночевал в ту ночь дома.

Дальше мы расскажем, как развивались события следующего дня — опять же по словам адвокатов полицейских.

На следующий день после случившегося Гульнар пришла на работу. В то самое РОВД по Уфимскому району.

Халиков: — Странно, что девушка, которую полтора часа, а то и больше насиловали, на следующий день спокойно выходит на службу.

- Кстати, почему в показаниях сказано, что ее насиловали до 00.30. А домой она попала только в 5 утра?

- Она вспомнила, что до 5 утра сидела в подъезде и плакала. Допустим. Перед работой она приняла душ и отправилась на службу. То есть теперь есть сомнения по поводу результатов генетической экспертизы. Покажет ли она что-то?

Адвокат Матвеева Руслан Ибрагимов: — Коллеги Гульнар рассказывали, что девушка пришла на работу довольная, собиралась пойти на оперативку. Одна из ее коллег почувствовала запах алкоголя, предупредила ее непосредственного начальника об этом, мол, не стоит ей в таком состоянии появляться перед шефом. Тот не стал отчитывать сотрудницу, пожалел ее.

Халиков: — На очной ставке Гульнар подтвердила, что в тот день пыталась отпроситься домой, ссылалась на боли в животе. Ее не отпустили. Тогда она пошла отпрашиваться к Матвееву, который отчитал ее за поведение минувшим вечером и предупредил, что пожалуется отцу на то, что она работает спустя рукава, пусть тот сам принимает меры.

Между ними произошел небольшой конфликт, после чего Гульнар все-таки ушла домой. И вскоре появилось ее заявление.

Ирек Сагитов - отец потерпевшей

Ирек Сагитов — отец потерпевшей

Ремарка: отец Гульнар, Ирек Сагитов — полковник, заместитель начальника управления Росгвардии по Республике Башкирии. Именно он попросил своего приятеля Эдуарда Матвеева пристроить в свое ведомство дочь.

Андрей Шурухин: — Начальник Гульнар в 15.00 позвонил домой своей подчиненной. Трубку взяла ее мама: «Достали вы нас». Вот и весь разговор.

— Генетическую экспертизу проводили?

- Мы видели экспертизу телесных повреждений. По нашим данным, характерных следов изнасилования нет. Результатов генетической экспертизы еще не было. Зато обвинения уже полицейским предъявили. На следователях лежит серьезная ответственность, если они ошиблись. Их главный аргумент: «У нас есть показания потерпевшей». Выходит, слово против слова.

Халиков — За незаконное предъявление обвинение и заключение под стражу следователям грозит наказание. Поэтому следствие сейчас будет цепляться за соломинку. Поэтому у подозреваемых дома организовали обыски, в надежде повесить на них хоть что-то.

— Вряд ли нормальная девушка способна ни с того ни с сего сделать такие громкие заявления на всю страну?

— Мы не знаем ее мотива. Говорим только объективные вещи. Поймите, задержанные все на хорошем счету. Двое из них по 30 лет отработали в органах, получали медали, ордена. Матвеев и Галиев прошли все ступени карьерного роста — от опера до начальника отдела. Все они хорошо знают отца Гульнар. Отец Яромчука служил с ним в боевых точках.

— Вы пытались связаться с отцом Гульнар?

Андрей Шурухин: — Я позвонил ему сразу после случившегося. Договорились о встрече. А потом он неожиданно передумал. С тех пор тишина, не могу до него дозвониться.

В прессе проходила информация, что после случившегося Ирек Сагитов слег в больницу от переживаний. С нами связался знакомый семьи, по его версии: «Сагитов ни в какую больницу не ложился. Нормально он себя чувствует. И вы напишите, что Гульнар — его внебрачная дочь. Ирек не был женат на матери Гульнар, хотя дочь признал, но фамилию свою девочке не дал. Он женился на другой женщине. Своей супруге он не признался в том, что у него растет дочь. Женщина обо всем узнала из СМИ. Для нее это стало ударом. Ирек редко встречался с Гульнар, но помог устроить ее в органы. О чем, наверное, уже пожалел» (переписка имеется в распоряжении редакции).

— Как вам показалась Гульнар в личном общении?

Халиков: — Она странно вела себя на очной ставке с моим подзащитным. До начала улыбалась, смеялась со своим адвокатом. Я ей сделал замечание: мол, ведите себя прилично, вы ведь обвиняете человека. Тогда она устроила спектакль, слезы пошли, истерика: «Меня все унизили, я жить не хочу».

«Ни видеокамер, ни посторонних глаз»

Полицейские Уфы в первые дни после случившегося планировали организовать митинг в защиту коллег. Правда, быстро передумали.

Мы отправились на место преступления — в отдел по вопросам миграции по Уфимскому району, начальником которого числился один из подозреваемых Павел Яромчук.

Древняя двухэтажная постройка. Стены пошли глубокими трещинами. Фасад здания худо-бедно облагородили — покрасили в коричневый цвет. На втором этаже установили пластиковые окна.

Дверь в помещение открыта настежь. Охраной тут не пахнет. Да и охранять по сути не от кого. Мигранты в Уфе — тихие. А больше сюда никто и не заглядывает. Ни видеокамер, ни посторонних глаз.

В день моего приезда в помещении тишина. Ни одного посетителя.

Прохожу внутрь. На пороге — резиновый коврик, в холле — стенд с информацией, стол и два стула — вот и весь антураж.

Поднимаюсь на второй этаж по деревянным лестницам. Здесь атмосфера повеселее. Двери в кабинеты новые, на полу — свежий линолеум. В конце коридора — кабинет №7. Дверь металлическая с глазком. На ней до сих пор висит табличка: «Начальник отдела Яромчук Павел Сергеевич».

Рядом «служебная комната» — так здесь называют уборную. По нашим данным, именно здесь и произошло изнасилование. Пытаюсь представить, как на двух метрах могли развернуться четыре человека.

Изнасилование в Уфе последние новости

По словам адвокатов задержанных, изнасилование произошло в уборной отдела по вопросам миграции Уфимского района.

Среди сотрудников ФМС — одни женщины. Молодые, симпатичные, улыбчивые.

Захожу в кабинет старшего инспектора Алины Амировой. Женщина испуганно: «Здесь вам ничего никто говорить не станет».

— Вы же работали с Яромчуком. Способен он изнасиловать женщину?

— Понятия не имею. С вами никто говорить не станет, все вопросы в пресс-службу МВД — они все знают.

А ведь эти люди еще пару недель назад собирались писать петиции в защиту арестованных.

Выхожу на улицу. На крыльце переминается с ноги на ногу мужчина.

— Мне к Паше надо. А его, говорят, надолго закрыли, через кого теперь вопросы порешать?

— Знакомы с Яромчуком?

- А как же. Он наш царь и бог. Ничего хорошего сказать о нем не могу. Он нам только палки в колеса ставил, например, оформить регистрацию было проблематично. Мог еще нагрянуть неожиданно с проверкой. Вот приходилось решать.

Чтобы работать в Уфе, нужно иметь здесь прописку. А у кого она есть? Я, например, в Стерлитамаке прописан. Работаю здесь. Так мне уже дважды штраф по 2 тысячи рублей выписывали. Третий раз нарвусь, выгонят меня с работы. Но через Пашу можно порешать вопросы. Придет кто новый, заново придется связи налаживать.

— Яромчук обеспеченный человек?

— Не бедствует. По московским меркам, конечно, не олигарх, но здесь считывался обеспеченным.

— В прессе писали, что он дорого одевается. В СИЗО попросил принести костюм Balenciaga. Это очень дорогая марка, больше 100 тысяч такой костюм стоит, — показываю собеседнику картинку костюма.

— Ой, да не смешите, у меня такой же есть, — машет тот рукой. — У нас половина Уфы в таких костюмах ходит. На местном рынке по 3 тысячи можно купить.

Прохожу во внутренний двор ведомства. Здесь паркуют автомобили правоохранители. Окна тех самых уборной и кабинета, где проходила пьянка, выходят на соседние бревенчатые дома. Если потерпевшая кричала, звала на помощь, бдительные соседи должны были услышать.

фото: Ирина БоброваЖильцы соседнего с отделением дома не слышали криков о помощи
Стучу в один из домов. На пороге пожилой мужчина кутается в телогрейку.

— В тот вечер мы ничего не слышали, никаких криков, хотя сон у нас чуткий, — говорит старик. — Но в тот день я запомнил другое. Мы с супругой проснулись в 4 часа утра от яркого света. Вышли на крыльцо. Видите, под окнами их ведомства мусорные баки стоят? Три машины осветили мусорку, какие-то люди в штатском рылись там, что-то доставали.

— Может, бомжи?

— Нет. Прилично одеты все были, и машины их. На следующий день мы узнали о происшествии. Но к нам следователи не заходили.

Яромчук — ловелас, Матвеев — весельчак, Галиев… а кто это?

Кто же они — полицейские, подозреваемые в изнасиловании коллеги?

Что касается Павла Яромчука, его супруга утверждает, что в ту ночь муж ночевал дома. Сегодня женщина не идет на контакт с прессой. Известно, что это не первый брак Яромчука. Он был трижды женат. От первого брака у него растет сын. Мы отправились в село Булгаково, где живут его теща и бывшая жена.

— Пашку здесь все помнят, нормальный парень был. В милиции работал. Там же познакомился со своей супругой, она вроде секретарем в его отделе была, — рассказывает соседка по дому. — У них общий сын растет. Раньше Паша часто сюда приезжал, а в последние годы его не видно. Он видный ловелас был, ни одной юбки не пропускал. Девушкам он тоже нравился.

фото: Ирина БоброваВ этом доме жил Павел Яромчук с бывшей женой.
Дом, где до 2006 года был прописан Яромчук — ветхая двухэтажная постройка. На втором этаже до сих пор живут еще супруга и теща.

— Я слышала, что его задержали, но к нам этот человек не имеет никакого отношения. Мы его давно не видели, не семья он нам. Поддерживать его не станем, — отрезала бывшая теща полицейского.

фото: Ирина БоброваМесто работы Матвеева и потерпевшей
Следующий пункт нашей программы — ОМВД РФ по Уфимскому району, которое до недавнего времени возглавлял один из задержанных Эдуард Матвеев. Здесь же работает дознавателем и потерпевшая Гульнар. От места пришествия до учреждения — 20 минут пешком.

Красное кирпичное добротное строение. На входе — КПП, шлагбаум. Без пропуска вход запрещен.

- Мне надо поговорить с коллегами вашего бывшего начальника Матвеева, — докладываю охранникам о цели визита.

Те давят улыбку.

— Нет Матвеева больше, сняли его.

— Так на его место новый начальник назначен?

— Он в отпуске.

— Гульнар ходит на работу?

— Она на больничном.

— Подчиненные Матвеева на месте?

— На месте. Но говорить никто не станет.

Прохожу в здание. На стене — информация по отделу. Пока еще фамилия Матвеева — в списке сотрудников руководителей подразделения.

Позже мне удалось пообщаться с дознавателями из ОМВД. Фамилии свои они просили не называть.

- Нормальный мужик Матвеев, никаких проблем с ним не возникало. Кстати, когда он выпивал, то агрессии от него не шло, наоборот, мягкий становился, песни петь начинал, — рассказывает Галина (имя изменено. — Авт.). — После того скандала тяжело нам стало работать. Теперь мы все на работу приходим ровно к восьми утра, малейшее нарушение карается. Проводят никому не нужный инструктаж, на основную работу времени не хватает, засиживаемся до ночи.

Теперь за всеми нами строго следят. Негласно запретили общаться с кем-либо по теме скандала.

А Гульнар на следующий день после происшествия все видели, общались с ней. Никому про изнасилование она словом не обмолвилась, вела себя как ни в чем не бывало, даже веселилась. Она ведь у нас недавно работает. И помню, всегда говорила, вот вы здесь сидите, за копейки горбатитесь, а я всегда найду способ заработать — на то мужчины есть, чтобы деньги с них тянуть.

Чтобы добиться разрешения на интервью с коллегами задержанных, отправляюсь в МВД Башкортостана.

- Мы сами не в курсе деталей этого скандала, — разводит руками сотрудница пресс-службы. — Так что не представляю, какое разрешение на общение можем вам предоставить. Вы лучше не говорите, что заходили к нам. А уволили полицейских не за изнасилование, а за распитие спиртных напитков на рабочем месте.

«Вообще ничего не добьетесь»

Оставалось посетить еще одно ведомство — ОМВД РФ по Кармаскалинскому району, которое возглавлял Салават Галиев, тот самый, который, по словам адвокатов, первый покинул компанию.

фото: Ирина БоброваЗдесь работал Салават Галиев
Кармаскалинский район — в 50 км от Уфы. Двухэтажное аккуратное здание, резные перила на крыльце, установлены пандусы для инвалидных колясок. Фамилию Галиева здесь не только с информационного столба убрали, но, кажется, даже из памяти его коллег стерли.

— Кто такой Галиев? Нет у нас таких, — невозмутимо заявили дежурные на входе.

— Кто вместо него?

— Нет у нас начальника, не назначили.

— А заместитель?

— Никого нет и не будет. И вообще, сейчас обеденный перерыв с 12.30 до 14.00.

Выхожу на улицу. Сотрудники повалили на обед.

— Вы здесь давно работаете? — торможу людей в погонах.

— Давно.

— Галиева знаете?

— Нет, — невозмутимо проходят мимо.

Пока я отлавливала сотрудников полиции, рядом стоял молодой человек.

— Вы ничего не добьетесь, фамилию Галиев после случившегося лучше вообще не произносить. Его коллеги сразу делают круглые глаза, мол, не было никогда такого человека в ведомстве, — разговорился мужчина. — В Кармаскалинском обственной тени боятся. После скандала и подавно все за свою шкуру трясутся. Один мне так и сказал: лишнее сболтнем, нас сразу под трибунал отправят. Своя рубашка ближе к телу, поэтому им проще отказаться от бывшего начальника.

— Может, стоит дождаться окончания обеда?

— Ничего не изменится. Я вот с 10 утра уже жду человека по своему делу, уже три часа стою здесь. Никто так и не пришел. Мне кажется, сейчас без начальства они совсем перестали на работу выходить. И от людей шарахаются как от огня. Боятся провокаций.

По громкому делу сейчас небольшое затишье. Стороны потерпевших и подозреваемых ждут результатов генетической экспертизы, которая, возможно, установит истину.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

*