Группу Дятлова убили чёрные лесорубы

Группу Дятлова убили чёрные лесорубы

Как известно, единственным выжившим (десятым) дятловцем был Юрий Юдин (он умер в 2013 году). Тогда его спасло слабое здоровье, которым он страдал еще с детства. В ранние годы, когда он вместе со школьным классом ездил на картошку, заболел ревмокардитом (а он до конца не вылечивается). И уже в больнице добавилась дизентерия. Так что в лечебном заведении ему пришлось проваляться несколько месяцев. И все же он был наиболее подготовленным и опытным туристом, так что его без вопросов взяли в поход. Когда 26 января дятловцы выехали из Вижая в поселок лесозаготовителей, они ехали в открытом кузове грузовика. Юрия просквозило, и проснулись старые простудные заболевания, — все это и сыграло свою роль в произошедшей истории.

«Мы ехали в открытом грузовике. Продуло насквозь. Вот и прихватило у меня, как писала Зина Колмогорова в дневнике, седалищный нерв», — вспоминал Юдин много лет спустя. На следующий день после обеда дятловцы выехали на подводе в заброшенный поселок 2-го Северного рудника, где и заночевали. Но надежды Юрия на скорое выздоровление не оправдались и он, скрепя сердце вынужден был расстаться с ребятами и отправиться на той же подводе обратно. Вот что записано в дневнике группы, который обнаружили много позже: «Позавтракав, часть ребят во главе с Юрой Юдиным, нашим известным геологом, пошла в кернохранилище, надеясь собрать какие-нибудь материалы для коллекции. Ничего кроме пирита да прожилок кварца в породе там не оказалось. Собирались долго: мазали лыжи, подгоняли крепления. Юрка Юдин сегодня уезжает обратно домой. Жаль, конечно, с ним расставаться, особенно нам с Зиной, но ничего не поделаешь».

Дальнейшую последовательность событий восстановил исследователь из уральского города Нижний Тагил Валентин Дегтерев. Оказывается, в том же поселке лесозаготовителей, откуда дятловцы выехали на Северный рудник, все это время находился начальник лесоучастка Георгий Ряжнев, который регулярно обирал женщин, которые там работали, забирая у них зарплаты и пенсии. Когда одна из них, Татьяна Поликарповна Суслова (по сути, они трудились в глухой тайге), увидела людей с «большой земли», решила передать с ними жалобу на начальника лесоучастка, которую написала прямо в блокноте Юдина.

«Так как во времена СССР за такое строго карали, то его жизнь и карьера оказались в серьезной опасности. Начальник сам выдавал деньги и привозил Сусловой только заполненные ведомости, а деньги забирал себе. Так как на нем был замешан незаконный промысел местных манси, то кто-то из них догнал группу и жестко их всех убил. Жалобу не нашли, так как она была в кармане Юрия Юдина, который о ней забыл навсегда. Тех, кого пытали и избивали, манси забросили в ручей», — пишет исследователь.

В тех глухих местах, где «закон — тайга, а медведь — прокурор», такое вполне могло случиться. Но с единственной поправкой. Если и убивали, то сделать это могли скорей всего лесорубы — те, кто работал на лесозаготовках. А в тех местах это могли быть, как правило, бывшие заключенные, которые валили лес сначала в лагерной робе, а по освобождению — в качестве вольнонаемных. И они тоже могли быть замешаны в незаконном промысле. Так что если обо всем, что происходило в поселке, стало бы известно в районном центре — городе Ивделе, сюда бы незамедлительно приехали прокурорские работники. И ниточка тут же потянулась бы к махинациям с незаконным промыслом, что грозило еще более тяжелым наказанием. И следователи (вполне возможно) могли бы замять это дело. Но как замнешь убийство девяти человек? На этот раз уже высокое начальство его замяло. А следователи, уверен Дегтерев, чтобы не возиться с «глухарем» (нераскрытым убийством), вполне могли подогнать случившееся под несчастный случай, что, как мы уже знаем, и было сделано.

Именно поэтому Валентин Дегтерев считает полным идиотизмом обращение родственников дятловцев в Следственный комитет России. Кстати, гибель туристов в те времена было делом не таким уж и редким. В том же 1959 году, например, по всей стране и совершенно по разным причинам (переоценили свои силы, замерзли, сорвались с горы и так далее) в походах умерло более полусотни туристов. В следующем, 1960-м этот показатель вырос вдвое, достигнув ста членов туристических групп. Вердикт начальства и руководителей от туризма был однозначен: запретить! Поэтому туристы просто перестали регистрировать свои группы. Результат оказался плачевным — в 1961 году он вырос в геометрической прогрессии и превзошел все показатели — погибли более 200 туристов. Опомнившись, начальство бросилось пересматривать принципы организации туризма в стране: создали систему туристических клубов, контрольно-спасательную службу и маршрутно-квалификационную комиссию, а также местные и центральные советы по туризму и экскурсиям, ввели новые нормативы и так далее. Количество погибших сократилось. Но всего этого еще не было в 1959 году.

«Шестьдесят лет прошло, никто никогда не установит истину, — пишет Валентин Дегтерев. — У нас всего лишь версии, надо документы, а документов нет ни у кого. Я довольно долго этим занимался, этих документов вообще нигде нет. Если они и были, то уже уничтожены». Так что, биться в поисках каких-либо новых доказательств, надеясь на чудо, нет смысла? Но всегда и везде находятся энтузиасты-исследователи, которым интересно докопаться до истины. Ведь рукописи, как известно, не горят. Вот, наверное, и стоит проверить эту истину — а вдруг она действительно права.