Глава муниципалитета обозвал «ушлепком» и «нищебродом» депутата, который захотел снизить ему зарплату

Глава муниципалитета обозвал «ушлепком» и «нищебродом» депутата, который захотел снизить ему зарплату

Также чиновник заявил, что «выживает» на 69 тысяч рублей в месяц и гордится тем, что его фирма заработала пять миллионов на муниципальных контрактах

Глава поселка ЗАТО Светлый в Саратовской области Владимир Бачкин обозвал «ушлепком» и «нищебродом» местного депутата Алексея Требунского. Поводом стало предложение народного избранника понизить чиновнику жалование.

О том, что глава Светлого оскорбил его, журналистам поведал сам депутат. Требунский якобы предъявил претензию Бачкину, указав на ненадлежащее исполнения им своих обязанностей. В связи с этим народный избранник предложил сократить заработную плату главе муниципалитета на 20%. В ответ Бачкин разозлился и заявил, что из своих денег около 140 тысяч в год тратит на благотворительность, а сам буквально «выживает» на жалкие гроши – 69 тысяч рублей в месяц. Также чиновник посетовал на то, что работает по 12 часов в день, в том числе по субботам, а также не ходит в отпуск и несет на себе огромный груз ответственности.

В ответ на это Требунский напомнил, что в течении многих лет глава поселка владел фирмой ООО «Флора», которая являлась получателем муниципальных контрактов на организацию питания в бюджетных учреждениях и заработала на этом около пяти миллионов рублей. Кроме того, он пригрозил Бачкин уголовным преследованием, после чего Бачкин окончательно пришел в ярость, заявив, что годится тем, что его компания кормила школу и военно-спортивный лагерь. При этом он обозвал депутата «ушлепком» и «нищебродом».

«Эта была фирма, которая работала с муниципалитетом по безналичному расчету, кормила школу и военно-спортивный лагерь, платила с этих открытых денег все до копейки, я этим горжусь! И вы ответите, на что жрете и на что в «Пятерочке» получаете продукты, нищеброд татищевский! Поэтому в революцию такие ушлепки и пришли, и забрали то, что было заработано людьми, а потом сделали страну такой, какой мы увидели», — заявил раздосадованный чиновник.

Местные средства массовой информации пишут о том, что глава ЗАТО Светлый и муниципальные депутаты уже давно конфликтуют между собой. Народные избранники обвиняют Бачкина в коррупции и требуют его увольнения. У чиновника своя версия происходящего – по его словам, депутаты применяют к нему шантаж, желая получить должности в администрации.

Бывший вице-губернатор Тамбовской области Глеб Чулков рассказал о своем синдроме жадности

«Идиот во власти, потерявший берега», «конченый ублюдок», «до того обнаглел, что не гнушался ничем», «хавал всё в одно рыло»… Да это же просто ГОСТ российского чиновника, скажет среднестатистический гражданин. На самом деле, так написал о себе в предсмертном послании бывший вице-губернатор Тамбовской области Глеб Чулков. Подлинность письма, появившегося в сети, нам подтвердили наши источники в правоохранительных органах.

Чулков занимал должность заместителя главы администрации Тамбовской области с 2008 года и возглавлял региональный комитет по управлению имуществом. Под домашний арест он попал по делу о хищении имущества «Рассказовского рынка», которое находится в собственности государства. Тело Чулкова нашли под окном квартиры, где он жил.

Давайте примерим на себя роль патологоанатома: ничего личного, никаких эмоций, никакого осуждения или жалости. Просто изучим типичную жизнь типичного «слуги народа».

Что мы имеем? Это чиновничья болезнь — неуправляемая жадность. Образцово-показательная зависимость. Такая же, как у алкоголика от алкоголя, у наркомана от зелья, у игромана от ставок. У них — от денег.

«Жизнь для меня казалась сказкой с золотым дождём. Он лил из всех щелей. … Я до того обнаглел, что не гнушался ничем, даже обычными продуктами питания. … Я скупердяйничал везде и во всём: с друзьями, семьёй, внуками. … Хавал всё в одно рыло и откладывал на чёрный день. … Что это такое? Я не понимаю этого сейчас! Синдром жадности или ещё что-то».

Синдром, если уж по-научному, называется обессивно-компульсивным. Еще можно сказать — одержимость. Алкоголик с утра не понимает, как это он опять нажрался, хотя собирался и обещал себе выпить накануне только одну рюмку. А ведь когда-то мог контролировать себя. Вот и здесь, — тут десяточка, там соточка, миллиончик, полмиллиарда… Крышу сносит, как ураган Катрина. И уже все равно — «Боярышник» или «Хеннеси», наличные или кило хамона. Лишь бы брать, хватать, загребать, иметь. Разум отключен. Невыносимая легкость бытия. Вот цитаты: «Мне казалось это вполне естественным. И это страшно. Потеря чувства реальности напрочь. … Я вёл такой образ жизни, что сам бы, посмотрев его со стороны, плевался бы. Но мне казалось это всё «окейно».

Опять же, как у любого зависимого — жалость к себе, самобичевание: «Мне больно сознавать, что ваш отец, сын, брат и дядя оказался не эталоном человека, а простым конченым ублюдком. … Я предал всех, подставил, сделал будущее всех «чёрным». … Может быть, я немного Чикатило. … Я с каждым днём всё явнее признаю, что конченый человек и вообще человек ли. Мне кажется, самое худшее животное».

И еще один характерный признак. Даже признавая свою вину, зависимый человек все равно ищет виноватых. В данном случае читаем: «Они настучали… …Просто всё произошло по моей легкомысленности. Я думал о своей исключительности: поэтому у меня всё есть, льётся. Но нет: все человек 15–20, с кем я общался, уже презирали меня и работали с правоохранителями».

Когда пришли правоохранители, у чиновника началась ломка. В этом состоянии многие зависимые осознают свою болезнь и даже ее причины: «Я думал, что счастье в деньгах и имуществе. Но не в этом. В близких, в друзьях, общении. … Оглядываясь назад, я вижу пустую жизнь без моральных принципов и устоев. … Ничего не отдавал. Ни людям, просящим у меня помощи».

Там, в письме, еще много слов — попыток поразмышлять, попросить прощения, просьб «забыть навсегда» и даже неумелых обращений к Богу. Последнее, кстати, могло бы помочь. Тем более, что, например, все наркоманы перестают употреблять, некоторым это удается еще при жизни. Выход есть.

Плохо во всей этой истории не только то, что человек умер, не найдя выхода, хотя мог бы жить в тюрьме. Плохо, что предсмертная исповедь Чулкова по своему содержанию вообще не исключительна. ГОСТ российского чиновника — в общественном сознании.