Финансовая система Китая на грани краха

Финансовая система  Китая на грани краха

Сначала это был Банк Баошанг, затем Банк Цзиньчжоу, затем два месяца назад наступила очередь банка Хэн Фэн с активами в 1,4 трлн юаней, который тоже обанкротился и был срочно национализирован.

Сегодня четвертый известный китайский банк находился на грани краха под тяжестью своих плохих кредитов, только на этот раз обвал получился гораздо менее тихим, поскольку вкладчики банка – фермеры и он имеет огромное количество представительств в китайской глубинке.

В четверг, в главном отделении Сельского коммерческого банка Хэнань Ичуань (Henan Yichuan Rural Commercial Bank), расположенном недалеко от центрального китайского города Лоян, перед вынесенными на улицу микрофонами собралась толпа местных эффективных менеджеров в костюмах. Они активно улыбались, толкали речи об успехах и размахивали пачками денег перед телекамерами, демонстрируя таким образом, что у банка все в порядке с наличными.

Это была последняя и самая отчаянная попытка Китая убедить общественность в стабильности после того, как в народе распространились слухи о том, что у банка возникли проблемы и банк оказался на грани несостоятельности. Теперь клиенты толпятся перед кассами в бесконечных очередях.

Как мы уже отмечали ранее, в последние месяцы банковский сектор Китая был охвачен внезапным ростом проблем с ликвидностью, особенно среди небольших региональных банков, которые агрессивно расширились в последние годы и теперь страдают от роста проблемных кредитов, угрожая их жизнеспособности.

В мае регуляторы уже выручили Baoshang Bank, работающий с начала 1990-х годов и на который все ориентируются, как на маяк. Однако, несмотря на вмешательство правительства и спасение банка история не прошла незамеченной и вызвала обеспокоенность вкладчиков сети более мелких финансовых учреждений, что в итоге привело к аналогичным сбоям в других банках и подозрениям финансовых аналитиков, что в финансовой системе Китая что-то очень сильно прогнило.

Технически официальный Пекин веде себя совершенно правильно и не трубит в газетах о поглощениях, просто молча национализируя проблемные банки. Однако, несмотря на все эти старания разорения банков не остаются незамеченными. И здесь, как и во всем, есть и хорошие, и плохие новости.

Хорошей новостью является то, что, согласно недавней оценке S & P Global проблемные банки составляют всего 4% от общего объема активов в банковской системе Китая. Однако на этом хорошие новости заканчиваются.

Анализ, проведенный Barclays, перечислил те банки, которые задержались с публикацией своих годовых отчетов за 2018 год, что является явным показателем неизбежного краха. Три из находившихся в списке четырех ведущих банков уже или национализированы или выручены государственными вливаниями.

Вторая плохая новость заключается в том, что размер активов проблемных банков не имеет значения ибо это только начало волны.

Банк Ичуань является флагманом и символом тысяч мелких банков и кооперативов в сельской местности Китая, которые в последние годы расширили свои амбиции. По данным банка, родившись в 2009 году как сельский кооператив он стал стал коммерческим кредитором, привлекая депозиты в основном от фермеров и местных жителей. За десять лет он рос фантастическими темпами, раздавая на миллиарды плохих кредитов, пока в один прекрасный день всё население было не охвачено и новые деньги не перестали поступать. И тут наступил заветный день расплаты банка.

Эта схема не имеет ничего принципиально нового и её придумал еще в начале прошлого века Карло Пьетро Джованни Гильермо Тебальдо Понци – известный всеми миру “пирамидостроитель”. С тех пор схема так и носит его имя – «схема Понци».

Согласно данным аналитиков China Chengxin в банковской системе Китая усиливается тенденция наращивания просроченных и безнадежных кредитов. В некоторых банках рост за 2018 год был в 10 раз выше, чем за предыдущие три года вместе взятые. Поэтому, хотя согласно официальным уверениям Пекина о не более чем 1% проблемных кредитов – реальная цифра должна быть там на порядки выше.

До сих пор Пекину везло, потому что люди, как правило, плохо знают математику. Кроме того, Пекин грамотно использует пиар и, в случае начала каких-то проблем с тем или иным банком он винит во всем его руководство: мол, плохие менеджеры довели банк до упадка.

Так же Пекин применяет и коммунистические нововведения: если человек сообщает в социальных сетях, что ему отказали в кассе выдать наличные – человека вычисляют и арестовывают как “вражеского агента” и “распространителя ложных слухов”.

Наконец, есть еще мера, рассчитанная уже на полных идиотов – огромные пачки денег, сваленные на столы в кассе, чтобы публика через стекло могла эти кучи наличных видеть.

Однако рано или поздно всё это закончится, поскольку вся финансовая система Китая представляет собой один гигантский карточный домик. Пока огромное население Китая было не охвачено «схемой Понци» – китайская экономика росла, как на дрожжах. Но теперь всё – нового населения у Китая нет и «пирамиде» пришло время платить вкладчикам. Чем это заканчивается известно – в 1920 году изобретатель «пирамиды» Чарльз Понци был признан банкротом и посажен на пять лет.

Никто, конечно, руководство Китая садить не будет и, пригнав в города не грузовики с наличными, а броневики с пулеметами китайские лидеры с протестами вкладчиков справятся. Проблема в другом.

Проблема состоит в том, что вся мировая экономика – это та же самая «схема Понци», поэтому его, собственно, и устранили как конкурента. А правило «пирамиды» просто: когда начинается обвал – первыми бегут в кассы самые последние соблазнившиеся нереальным гешефтом вкладчики.

Ими как раз и стали бедные китайские фермеры, решившие, что положив деньги в банк под проценты они теперь стали частью мировой экономики. Дальше штурмовать кассы начнут уже китайские пролетарии, которые живут в городах и потому вошли в «схему Понци» перед китайскими фермерами. И как только рухнет китайская пирамида – штурмовать кассы начнет уже весь без исключения мир, который был присоединен к пирамиде до начала реформ в Китае.