Для чего срочно самолёт ДРЛО УА-50 переброшен в Крым

Для чего срочно самолёт ДРЛО УА-50 переброшен в Крым

Если тщательно проанализировать недавнее заявление главы оборонного ведомства «незалежной» Степана Полторака, в котором нелегитимно назначенный на данную должность военный чиновник продолжает без задней мысли «запевать песню» о продолжении использования Керченского пролива для материально-технического обеспечения объектов ВСУ в Мариуполе и Бердянске, а также изучить пункты далеко небезызвестного законопроекта №8361 «О прилегающей зоне Украины» (принят в четверг 6 декабря большинством из 244 нардепов ВРУ), в соответствии с которым экипажам надводных кораблей ВМСУ и Морской охраны Госпогранслужбы Украины дана отмашка на агрессивные действия против выходящих из крымских портов кораблей в дополнительной 12-мильной зоне, опоясывающей 12-мильную зону территориального моря РФ, то станет ясно: Киев окончательно и бесповоротно получил карт-бланш на выработку эскалационного сценария в Черноморском регионе.

С момента вступления в силу данного законопроекта ожидать очередной провокации со стороны экипажей украинских катеров в северо-западной части Чёрного моря (включая Каркинитский залив) можно практически в любой момент. Ведь «с колокольни» Белого дома и руководств западноевропейских государств, признающих законопроект №8361, любые ответные действия сторожевых кораблей БОХР ПС ФСБ России по защите гражданских судов от попытки задержания украинскими пограничниками вне пределов российского территориального моря (на расстоянии от 12 до 24 миль от крымского побережья) будут расцениваться как грубое нарушение международного морского права. Именно на эти тонкости Киев сегодня делает ставку, а поэтому рассмотрение методов противодействия данному «хитро выработанному» плану украинской верхушки и Вашингтона подходит на роль центральной темы для ведущих новостных и военно-аналитических агентств рунета, не говоря уже о таких структурах, как комитет Совета Федерации по обороне и безопасности.

Точно спрогнозировать дату новой провокации в сложившихся геополитических реалиях неспособны ни политологи, ни военные эксперты. Тем не менее, есть все основания полагать, что произойдёт данная акция именно после отправки в Чёрное море очередного ЭМ УРО (или корабельной группировки) 6-го оперативного флота ВМС США. Это косвенно подтверждается как заявлением Полторака о том, что переход новых кораблей в Азовское море начнётся тогда, когда ВМСУ «будут к этому готовы», так и поступающей от CNN информацией о снаряжении одного из надводных кораблей ВМС США для отправки в акваторию Чёрного моря.

Но какова реальная цель захода штатовской КУГ в Чёрное море в преддверии новой провокации? Ведь не нужно находиться в кругах четырёхзвёздного офицерского состава, чтобы исключить прямое участие американского флота (на стороне ВМСУ) в баталиях с ЧФ ВМФ России в ходе очередной безумной попытки несанкционированного нарушения украинскими катерами российских территориальных вод. «Поиграть мускулами» у американцев в данной ситуации также вряд ли получится, поскольку даже в случае отправки в Чёрное море полноценной авианосной ударной группировки все оперативно-стратегические козыри, вне всяких сомнений, останутся у Черноморского флота ВМФ России.

Черноморский флот может противопоставить американцам 6 сверхмалошумных дизель-электрических подводных лодок пр. 636.3 «Варшавянка», а также 1 уникальную дизель-электрическую ПЛ пр. 877В «Алроса», обладающую ещё большей акустической скрытностью благодаря наличию водомётного движителя. Все эти субмарины, во-первых, способны применить против кораблей противника несколько десятков новейших противокорабельных ракет 3М54Э «Калибр-ПЛ» с 3-маховой маневрирующей боевой ступенью. Что не менее важно, относительно небольшие размеры и малая удалённость от берегов Крыма и Краснодарского края тех секторов акватории Чёрного моря, через которые ожидается проход американской КУГ, позволяет вышеописанным дизель-электрическим субмаринам оперировать на минимальных скоростях в 2—3 узла без необходимости всплытия, выхода на режим РДП и включения дизель-генераторов для зарядки аккумуляторных батарей в тех районах моря, которые контролируются противолодочной авиацией противника.

Географические особенности Черноморского театра военных действий позволяют выполнять данную процедуру, к примеру, в районе 4-й отдельной бригады подводных лодок (г. Новороссийск): здесь «Варшавянки» и их экипажи находятся под «противовоздушным зонтиком», сформированным зенитно-ракетным полком С-400 «Триумф». Акустическая скрытность, достигнутая минимальной скоростью хода, позволит российским подлодкам избежать обнаружения посредством продвинутых штатовских гидроакустических комплексов AN/SQQ-89(V)10-15, размещённых на эсминцах класса «Арлей Бёрк». Вывод: подводная компонента Черноморского флота может без особых усилий выследить и «взять на мушку» КУГ агрессора, подготовив к использованию как противокорабельные «Калибры» в сверхзвуковой версии 3М54Э, так и торпедное вооружение. И это без упоминания о суммарном боевом потенциале батарей береговых противокорабельных комплексов «Бастион-П» и «Бал», которыми, при необходимости, может быть усеяно практически всё побережье Республики Крым. Так что американским морякам останется лишь спокойно наблюдать за очередным пресечением попытки несанкционированного «прорыва» украинских кораблей через территориальное море России, не предпринимая особых «телодвижений».

Между тем рассматривается и ещё одна цель грядущего прибытия в Чёрное море американской КУГ, которая целиком и полностью базируется на оплошности, допущенной российской стороной ещё в начале конфликта на донбасском ТВД. Насколько нам известно, Москва, несмотря на предоставление достойного «Северного ветра», изначально не позиционировала себя в качестве стороны конфликта на внешнеполитической арене, называя полноценные боевые действия между армейскими корпусами НМ ЛДНР и боевиками ВСУ внутриукраинским конфликтом. А это значит лишь одно: наступающим на тельмановском и новоазовском направлениях подразделениям ВСУ (36-й, 38-й, 79-й и 128-й бригадам) вполне может быть оказана огневая поддержка в виде достаточно мощного ракетного удара ВМС США по передовым укрепрайонам ВС ДНР под шумок ракетно-бомбовых ударов со стороны ВВС Украины, которые уже успели подготовить к агрессивной акции штурмовики Су-25, а также фронтовые бомбардировщики Су-24.

Именно для этого и могут быть применены ЭМ УРО класса «Arleigh Burke», являющиеся носителями стратегических крылатых ракет RGM-109E «Tomahawk Block IV». Для действующей администрации президента США данная военная акция станет спасительной палочкой, способной запустить рост упавшего ниже уровня бордюра рейтинга, причём наиболее безболезненным способом. Естественно, ожидать «ответки» в виде запущенных по «Арлей Бёркам» противокорабельных 3М55 «Оникс» даже при таком раскладе не стоит.

Между тем «посадкой» средств воздушного нападения противника, которые неожиданно могут быть запущены по Луганской и Донецкой народным республикам, командование Воздушно-космических сил России готово заняться вплотную. Откуда подобный вывод?

Ещё 7 ноября, сразу несколько военно-аналитических и новостных блогов со ссылкой на ресурс «PlaneRadar.ru», сообщили о неожиданном прибытии на военный аэродром в г. Саки (Республика Крым) самолёта дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) А-50 с бортовым номером 51-RF-50606 из состава 2457-й авиабазы в Иваново. И это на фоне того, что крымская наземная компонента ВКС располагает достаточным количеством как отдельных радиолокационных средств (радиолокационные комплексы «Небо-М», «Небо-СВУ», «Гамма-С1» и т.д.), так и приданных зенитно-ракетным системам С-400 «Триумф» и С-300В4 всевысотных обнаружителей 96Л6Е и обзорных 9С15М2 «Обзор-3», которые способны перекрыть сплошным РЛ-полем практически все средневысотные и высотные участки нейтрального воздушного пространства над Чёрным морем, а также украинского воздушного пространства над южными и центральными областями. Но есть ещё и низковысотные участки, которые ввиду наличия явления радиогоризонта оставались бы недоступными для большинства наземных радаров ВКС России.

Самолёт РЛДН А-50, оснащённый мощным радиолокационным комплексом «Шмель», полностью решает задачу пеленгования любых низковысотных элементов высокоточного оружия, которые могут быть применены с целью поддержки ВСУ на Донбассе. «Томагавки», обладающие ЭПР порядка 0,1 кв. м, могут быть обнаружены на дистанции около 100—120 км, а поэтому и отреагировать ВКС смогут достаточно оперативно. Перехвачены американские крылатые ракеты могут быть как посредством «загоризонтных» зенитных ракет 9М82МВ с активными радиолокационными ГСН (комплексов С-300В4, действующих по целеуказанию А-50У), так и с помощью многоцелевых истребителей-перехватчиков Су-30СМ, получающих от «Мэинстея» (А-50) координаты «Топоров» по защищённым радиоканалам для терминалов обмена данными К-ДлУЭ и К-ДлИ.

Более того, не будем забывать о возможностях «Шмеля» в области обнаружения и сопровождения поверхностных объектов, включая одиночные юниты, танковые роты, пусковые установки ОТРК и т.д. на удалении от 50 до 150 км и более. Как видите, прибытие А-50 на авиабазу 43-го отдельного морского штурмового авиаполка пришлось очень кстати не только на фоне непредсказуемых последствий от грядущего захода в Чёрное море боевых кораблей ВМС США, но и на фоне сосредоточения на украинско-российской границе в Херсонской области бронетанковых подразделений, а также батарей ствольной и реактивной артиллерии, за которыми нужен глаз да глаз.