Атакованные танкеры стали никому не интересны

Атакованные танкеры стали никому не интересны

Выражение – война Шредингера – метко запущенное писателем-фантастом Олегом Дивовым, потрясающе точно характеризует все происходящее сегодня между Ираном и США. Реальные события очевидным образом отрываются от здравого смысла, а текущая мировая повестка определяется мгновенной пиковостью истерии в СМИ. Неважно, что и как было на самом деле. Впрочем, без разницы было ли оно вообще. Главное – кто и как сказал первым в камеру СМИ.

Если прокатило, истерия дальше превращается в самоподдерживающийся процесс. Примерно как с американскими антироссийскими санкциями «за Украину». Вроде бы всем понятно, что вторжения не было, что Крым действительно действовал по всенародному референдуму, что война на Донбассе началась из-за непосредственных действий властей постмайданного Киева, и Россия участником процесса не является вообще.

Более того, санкции европейским странам ущерба наносят существенно больше, чем Москве. И вообще, единственный от них выгодоприобретатель – Америка – сама уже больше года находится с ЕС в состоянии открытой торговой войны. И что? И ничего.

Раз за разом, когда подходит автоматический срок истечения, европейская бюрократия их продлевает. Пусть временно. Пусть ненамного. Пусть европейские политики уже дружно в кулуарах говорят об очевидной глупости происходящего. Но процесс, тем не менее, продолжает катиться по собственной инерции.

Если же наскоком проскочить в дамки не получилось, то буквально спустя пару десятков часов событие, якобы способное неизбежно вызвать мировую ядерную войну, напрочь забывается. Словно ничего вообще не было. А кто отвечает? – А никто…

Наглядный тому пример – судьба «атакованных торпедами» танкеров. Вот буквально только что Майк Помпео обвинял Иран в варварском акте международного терроризма, а Трамп заверял мир в готовности к немедленному военному ответу на иранскую агрессию, если ИРИ «не прекратит», и спустя ровно двое суток в новостных каналах тишь да гладь. Танкеры? Какие танкеры? Ах, эти, да бог его знает. Делись куда-то…

И ведь действительно делись. Самым загадочным и фантастическим образом. Японец, который Kokuka Courageous, шедший с грузом метанола, стоит на якоре в пятнадцати километрах от «той самой» Фуджейры – порта на восточном побережье ОАЭ. Как он там оказался, если последними сведениями о нем являлось сообщение об экстренном спасении экипажа патрульным катером ВМС Ирана в связи с угрозой взрыва груза из-за «торпедной атаки»?

А что якобы утопший вследствие пожара норвежец? И с ним тоже оказывается все хорошо. В сорока километрах от все той же Фуджейры танкер Front