61 военных США умерли после службы на базе К2 в Узбекистане

61 военных США умерли после службы на базе К2 в Узбекистане

Согласно опубликованному накануне докладу Тары Копп из McClatchy, по крайней мере, 61 бывший военнослужащий США, которые были дислоцированы на бывшей советской военной базе в нескольких сотнях миль от границы с Афганистаном, либо умерли, либо заболели раком.

Развертывание, начавшееся вскоре после терактов 11 сентября, предполагало использовать бывший советский военный объект в Узбекистане под названием Карши-Ханабад, известный как К2.

СПРАВКА: Аэродром ВВС СССР Карши-Ханабад был построен в 1954 году в соответствии с директивой Военного министра СССР от 23.12.1950 года для размещения авиации ПВО. В период с ноября 1954 года по май 1992 года на аэродроме базировался 735-й истребительный авиационный полк ПВО, прибывший после войны в Корее на самолётах МиГ-15, МиГ-17, Су-9, МиГ-23М, выполнявший задачи ПВО. В 1981 году переименован 735-й авиационный полк истребителей-бомбардировщиков на самолётах МиГ-23, а 1984 году — в 735-й бомбардировочный авиационный полк на самолётах Су-24. В период со 2 июля 1980 года по 2 января 1989 года полк принимал участие в боевых действиях в Афганистане, базируясь частью сил на аэродроме Какайды. В январе 1992 года после распада СССР полк передан под юрисдикцию Узбекистана.

База была арендована Соединенными Штатами у узбекского правительства через несколько недель после террористического инцидента 2001 года, поскольку аэродром находился в непосредственной близости от целей – «Аль-Каиды» и «Талибана».

Согласно отчету, прибывшие на базу американские военные были встречены предупреждающими знаками «радиационной опасности», «черной слизью», сочащейся из-под земли, и огромными лужами, которые светились зеленым.

Согласно документам, полученным McClatchy, К2 был загрязнен остатками химического оружия, обработанным радиоактивным ураном и другими опасными веществами.

По данным исследования, проведенного в 2015 году, по крайней мере у 61 мужчин и женщин, которые служили в К2, или был диагностирован рак, или они умерли от этой болезни. Но это число может не включать силы специальных операций, развернутые на К2, которые, вероятно, не были учтены из-за секретности их миссий, сообщается в исследовании.

Согласно документам, полученным McClatchy, Министерство обороны изначально было информировано о том, что объект K2 был загрязнен. После того, как узбекские солдаты, подготовившие базу, заболели в 2001 году, Центральное командование США приказало провести разведку на объекте.

«Загрязнение земли на аэродроме Карши-Ханабад представляет опасность для здоровья для дислоцированных там американских войск», – говорится в секретном отчете от 6 ноября 2001 года, в котором добавлено, что «палаточный городок», который строили военные США, включал в себя палатки для еды, сна и душ – был построен «прямо на поверхности почвы, которая, вероятно, была загрязнена».

Комментарий Редакции The Big The One: Читать отчеты просветленных военных экспертов Пентагона о ситуации на военных базах Совдепии всегда очень забавно, особенно нам понравилось про “страшную липкую черную слизь”, которая “выползает из под земли и всех убивает”. На самом деле там все просто.

В вооруженных силах СССР большими начальниками в погонах с большими звездами были в свое время изданы специальные предписания, нормирующие выдачу базам ВВС того или иного топлива. В конце отчетного периода эти толстые хмыри из штабов смотрели: сколько и где израсходовано? Если где-то люди израсходовали меньше, чем было предписано – поставки авиационного керосина на базу сокращались.

Ситуация объяснялась элементарно – плохая погода. То есть неделями идет дождь, самолеты не летают. А если самолеты не летают, то топливо остается на ГСМ. Поэтому, чтобы не получилось так, что с топливом в час Ч будет недостача командиры частей “лишнее” просто утилизировали, чтобы цифры расходов не были меньше “нормы”.

Утилизацией топлива занимался младший командный состав в лице товарищей прапорщиков, которым руководил или наиболее толковый товарищ старший прапорщик, или светило военной науки в чине старшего лейтенанта или даже целого капитана. Совместными усилиями они закачивали ТЗ керосином, после чего тот опорожнялся где-то в соседнем поле. А иногда, как видимо и было в славном Узбекистане, для сокращения трудозатрат ТЗ исключался из цикла: керосином поливали поле прямо через забор, из секретного военного гидранта. Обычно это мероприятие проводилось ночью – наверное, чтобы не видели американские спутники.

Так, конечно, происходило не каждый месяц и не каждый год, но систематически и довольно часто. В итоге вокруг советских аэродромов СССР геологи еще через сто лет будут находить чудный природный минерал, который называется “горючая глина”. Если такой глины насыпать в костер, то он будет гореть всю ночь и даже под дождем не потухнет.

Еще, кроме склада ГСМ, на военных аэродромах, где базировались сталинские/брежневские/и так далее соколы был такой очень секретный объект, который назвался ТЭЧ, что значит Технико-Эксплуатационная Часть. Там просветленные адепты чинили реактивные самолеты, в которые гениальные советские авиаконструкторы заливали много образцов разных жидкостей.

Перед ремонтом все эти жидкости сливали и, если товарищи офицеры не могли употребить тот или иной субстрат внутрь или для “жигулей”, то он отправлялся в канализацию. Ну а поскольку на таком чуде цивилизации, как канализация в СССР всегда экономили, все сливалось на землю, то есть за забор.

В результате вокруг каждой ТЭЧ за границей бетонки часто формировалось нечто наподобие болот Южной Азии, в которых выпадали в осадок разные редкие смолы. Толковые прапорщики объезжали такие опасные места на велосипедах, но офицеры ездить как медведи в цирке стеснялись, ходили пешком и потому, когда, спеша по тревоге, они попадали в болото – там залипала обувь и по прибытии к месту сбора некоторые выглядели просто отлично:

В общем, американцам достался в наследство обычный советский аэродром, многие из которых функционируют и сейчас, формируя залежи полезных ископаемых для геологов следующих столетий. Тем не менее, не мешало бы сказать несколько слов и о грустном.

Исследование проводили американцы, поэтому они подняли крик про нарушение прав своих военнослужащих, адвокаты которых сейчас будут качать права и выкатят Пентагону такой иск, что покупку F-35 придется слегка сократить. Однако про солдатиков славного Узбекистана никто даже не вспоминает – они упоминаются вскользь. А между тем они тоже умерли и иска подавать никто не будет.

А до них были военнослужащие СССР, которые тоже служили на этом славном аэродроме, где хранилось непонятно что. Американцы умерли и заболели определенно не по причине “сочащейся из земли страшной черной слизи” – убило их что-то другое. Возможно – ракетное топливо, возможно – химическое оружие, возможно что-то радиоактивное.

И сколько еще людей прошло через этот объект? Кто их считал? Кто обследовал? Кто выяснял, например, почему офицер, который на тот момент служил уже где-то в ГСВГ умер на ровном месте в 30 или в 40 лет? Никто, поскольку начальникам в Совдепии на людей всегда было наплевать. И самое печальное – многие из этих непонятных военных объектов социализма до сих пор стоят, эксплуатируются и продолжают медленно убивать.